2013/02/11 17:53
Имеющиеся очень неполные и довольно фрагментарные сведения позволяют увидеть некоторые характерные черты режима политической власти в первой половине XIII в. Внешне местная система государственного управления очень похожа на ту, что сложилась в империи Великих Сельджукидов и была описана ее главным министром (везиром) Низам аль-Мульком в конце XI в. в трактате "Сиясетнаме" ("Книга об управлении"). Это сходство вполне объяснимо: правители Коньи стремились воспроизвести у себя те же порядки, которые были заведены почти два века назад в Багдаде. Однако условия в Анатолии были иными, чем в центре мусульманского мира, и потому местные политические институты заметно отличались от своих первоначальных моделей. Близкое соседство Византии и других христианских государств несомненно оказало воздействие как на структуру, так и на формы деятельности сельджукских органов управления.

Султаны Коньи располагали фактически неограниченной полнотой власти. Объявленные "тенью Бога на земле", они выступали одновременно и светскими и духовными владыками. Существование последних аббасидских халифов, формально признававшихся духовными вождями мусульман, не могло сдерживать их действия. Малоазийские Сельджукиды всячески подчеркивали свое уважение к халифам, но были совершенно самостоятельны. Как правило, за халифами оставалось лишь право придания законности султанской власти, выражавшееся в присылке почетного халата. Кроме того, черный цвет - цвет аббасидских халифов - был избран правителями Коньи для своего знамени, он стал символом радости. Вместе с тем красные сафьяновые сапожки, что носили султаны Рума по примеру константинопольских василевсов, выдавали стремление заимствовать атрибуты придворной жизни Византии.

Даже в период наивысшего расцвета сельджукской державы в Малой Азии она не знала четкого размежевания двух частей административного механизма - султанского двора и государственных служб. Двор сохранил многие черты военной ставки - основного центра управления в степных империях. С этим обстоятельством связана высокая роль многих придворных сановников, в частности атабека и перване. Первый (как это следует из самого титула) занимал должность воспитателя молодых султанов, которая давала возможность вмешиваться в дела государственного управления. Персидский титул второго (в переводе означает - мотылек) никак не разъясняет его подлинную роль при дворе. Первоначально перване, видимо, выступал в качестве личного эмиссара правителя, но в конечном итоге превратился в некое подобие министра двора, фигуру наиболее близкую к султану и потому чрезвычайно влиятельную.

Другую часть центральной администрации составлял султанский совет - Диван, где заседали высшие чины бюрократического аппарата. Часть из них оставалась в Конье даже тогда, когда султан и его окружение покидали столицу. Главной фигурой в Диване был везир, отвечавший за деятельность гражданской администрации и прежде всего за сбор государственных поступлений. Его влияние в Конье было не столь велико, как в соседних мусульманских странах, поскольку этот пост могли занимать и обращенные в ислам представители византийской знати. Кроме него в султанском совете заседали главы четырех основных ведомств: государственного казначейства - мустоуфи, канцелярской службы - туграи, военного ведомства - управления султанских владений - мушриф.

Наибольшим влиянием среди них пользовался мустоуфи, в ведомстве которого 12 секретарей вели учет доходов от государственного имущества, а 12 других ведали расходами на армию и административный аппарат. В ведении ариза находилась канцелярия, которая составляла реестры земельных пожалований - икта. В распоряжении туграи была султанская печать в виде особого знака - тугры. Этим знаком удостоверялись султанские указы - ферманы, жалованные грамоты - бераты и прочие документы, выходившие из правительственных канцелярий.

Помимо названных служб значительную роль в управлении страны играло судебное ведомство, представленное большим количеством мусульманских судей - кадиев. Их статус был иным, нежели у других представителей администрации, поскольку они выступали в качестве хранителей и истолкователей мусульманского права - шариата, а их существование обеспечивалось главным образом за счет доходов от вакфов. Наряду с кадиями, ведавшими гражданскими делами, действовали и особые военные судьи - кадиаскеры. Правосудием от имени султана занимались также особые чиновники, в чьи функции входило пресечение попыток произвола и беззакония со стороны административного аппарата.

Навигация

Вернуться в Архив статей

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот раздел форума просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4