2013/02/11 17:53
Огромные размеры территории и явное преобладание местного населения над завоевателями создавали благоприятные условия для активного сопротивления гнету османских феодалов. Учитывая это обстоятельство, султанский двор не стремился к унификации положения своих подданных, но предпочитал всемерно подчеркивать различия между ними. Обособляя и противопоставляя отдельные группы райи за счет предоставления им особого налогового и правового статуса, османские власти стремились свести до минимума возможности противодействия своей политике.

Внутри двух основных групп османского общества возникло строго регулируемое разделение на ряд категорий, различающихся по основным занятиям, образу жизни, религиозной принадлежности и даже форме и цвету одежды. Так, податное население делилось на мусульман и немусульман, горожан и сельских жителей, оседлых и кочевников. Существование в границах империи огромной массы немусульман с их негативным отношением к турецко-мусульманским завоевателям обусловило появление во второй половине XV в. религиозных общин - греко-православной, армяно-григорианской и иудейской. Каждая из них располагала некоторой автономией, необходимой для обеспечения религиозно-культурных запросов своих членов, сбора налогов, оказания взаимопомощи и поддержания порядка внутри подобного коллектива. Поскольку наряду с созданием системы религиозных общин правители империи сохраняли общинное самоуправление в деревне и стремились к возможно более полному включению торгово-ремесленного населения городов в эснафы, можно считать, что османская политическая организация строилась на сочетании методов централизованного и децентрализованного управления.

"Военный" класс также состоял из множества отдельных групп и прослоек. В наиболее общей форме он делился на "людей меча" и "людей пера". Основной функцией первых была военная служба, вторых - служба в государственном аппарате. Однако профессиональные различия играли второстепенную роль в силу недостаточной дифференцированности отдельных звеньев государственного управления. Более важны были показатели происхождения и политического влия-ния. "Люди меча" являлись, как правило, мусульманами по происхождению и наследовали свои права и обязанности от родителей. Хотя они играли важнейшую роль в обеспечении порядка и спокойствия на местах, возможности их проникновения в ряды столичной правящей верхушки были сведены до минимума.

Среди "людей пера" наиболее велико было значение "государевых рабов". Выдвигая безродных, обращенных в ислам людей на самые высокие государственные должности, османские султаны рассчитывали более уверенно держать в повиновении весь аппарат власти. Чтобы в их среде не могла сложиться придворная аристократия, которая была бы серьезной помехой для деспотической власти султанов, было предписано, дабы дети "государевых рабов" не наследовали посты своих отцов, но переходили в категорию "людей меча".

Для ограничения влияния капыкулу султаны активно привлекали к государственной службе мусульманское духовенство. При участии улемов догматы ислама были положены в основу государственно-правовой жизни. Им же был поручен надзор за соблюдением норм шариата и султанских законов. Фактически же они стали осуществлять контроль за действиями представителей центральной власти на местах. Таким образом, внутри господствующего класса сложился определенный баланс сил: "государевы рабы" уравновешивали центробежные тенденции провинциальных сипахи, а улемы ограничивали произвол "государевых рабов". Существование подобного баланса было необходимым условием работы государственного механизма и укрепления деспотической власти османских султанов.

Отсутствие прочных экономических и социальных связей внутри империи позволяет рассматривать Османскую державу прежде всего как политическую общность, единство которой поддерживалось главным образом благодаря военной силе и активной деятельности административного аппарата. Она во многом напоминала другие средневековые восточные деспотии, отличаясь от них лишь четкостью своей военно-феодальной организации. К. Маркс считал ее "единственно подлинной военной державой средневековья".

Увеличение роли "государевых рабов" в окружении монарха и в управлении страной, возрастание значимости бюрократических элементов в административном аппарате способствовали утверждению деспотических начал османского политического режима. Объявленный мусульманскими законниками "тенью бога на земле" султан (а точнее падишах, т.е. император) полностью распоряжался жизнями и имуществом всех своих подданных. Его личность считалась священной и неприкосновенной.

Первой фигурой в империи после султана был великий визирь, который ведал всеми политико-административными и военными вопросами. Ему подчинялись все остальные визири, государственные чиновники, губернаторы провинций. В годы правления Сулеймана I существенно возросла роль лица, считавшегося высшим духовным авторитетом в государстве - столичного муфтия, или шейх-уль-ислама. Стремление османских правителей использовать ислам для укрепления авторитета центральной власти нашло свое выражение в сложившейся практике испрашивать у главного муфтия фетву по важнейшим решениям, принимаемым султанским правительством.

Наиболее важные вопросы обсуждались в государственном совете - диване. Первоначально султан лично присутствовал на всех заседаниях дивана, но с конца XV в. стал все реже там появляться, а затем и вовсе перестал принимать участие в его работе. В диван входили великий визирь, шейх-уль-ислам и наиболее важные сановники, в частности глава финансового управления и глава ведомства, разрабатывавшего законы и руководившего внешними связями, а также два главных военных судьи, назначаемых из числа улемов и ведавших вопросами правосудия и просвещения.

В середине XVI в. Османская империя делилась на 21 эялет (провинцию). Во главе каждого эялета находился бейлербей (губернатор), имевший титул паши и сосредоточивший в своих руках всю полноту военной и административной власти в провинции. Каждый бейлербей имел свой двор, канцелярию и диван. Эялеты делились на сан-джаки (уезды), правители которых носили титул санджакбеев и пользовались на подчиненной им территории той же полнотой власти, что и бейлербей в провинциях. Санджак был основной административно-территориальной единицей империи. В правление Сулеймана I насчитывалось до 250 санджаков.

Всю свою энергию османские правители направляли на создание боеспособной армии и на поддержание военно-феодальных устоев государства. Военные силы турок состояли из сухопутных войск и флота. Турецкий флот стал быстро расти с конца XV в., когда султанское правительство развернуло интенсивное строительство морских судов в портовых городах империи. В первой половине XVI в., одержав ряд побед над испанскими, португальскими и венецианскими эскадрами, османский флот стал контролировать большую часть Средиземного моря. В ряде операций, как, например, во время осады Родоса и Мальты, султанская флотилия насчитывала до 300-400 различных военных судов.

Еще более грозной и могущественной была сухопутная армия. Она делилась на постоянное войско и провинциальное ополчение. В постоянном войске, целиком находившемся на содержании правительства, выделялся янычарский корпус, которому придавались некоторые другие воинские соединения, в частности пушкари. Турецкие султаны обращали большое внимание на состояние артиллерии. В армии Сулеймана насчитывалось до 300 орудий различных калибров. Помимо янычарской пехоты имелась и султанская конная гвардия. Во время походов она обеспечивала охрану султана и великого визиря, а в ходе сражений прикрывала фланги янычар.

Стремление турецких султанов к усилению центральной власти нашло свое отражение и в увеличении численности постоянного войска. Если в середине XV в. янычарский корпус насчитывал всего 3-5 тыс. человек, то при Сулеймане он вырос до 12 тысяч. Всего в постоянных войсках в эти годы служило около 50 тыс. человек.

До середины XVI в. основной силой османской армии продолжали оставаться провинциальные ополчения, состоявшие из сипахийской конницы и различных вспомогательных войск. По различным сведениям, сипахийская армия в то время насчитывала от 130 до 200 тыс. человек. В дальнейшем стали все более отчетливо выявляться результаты радикальной перестройки османской армии, начавшейся еще в XV в. в связи со все более широким оснащением ее огнестрельным оружием. Постепенно феодальное конное войско уступило свою ведущую роль пехоте, вооруженной пищалями (позже - мушкетами). Обремененная расходами по проведению частых военных экспедиций, османская казна не могла постоянно содержать большой армии. Поэтому значительная часть отрядов турецких стрельцов - тюфенкчи - набиралась на время похода из числа безземельных крестьян, вынужденных искать себе пропитание вне родной деревни.


Превращение Османского государства в подлинно мировую империю позднего средневековья значительно усилило его влияние в международной жизни и способствовало пересмотру стратегических целей внешнеполитического курса Порты. Если на рубеже XV-XVI вв. на первом месте для османской правящей верхушки было осуществление широких экспансионистских планов в Европе, Азии и Африке, то во времена Сулеймана I и его преемников главное внимание сосредоточивалось на сохранении и упрочении статуса мировой державы. Поэтому Порту заботило не только противоборство с Австрией и стоявшей за ней "Священной Римской империей" в Центральной Европе, но и рост могущества Московского государства, наличие серьезного соперника - Сефевидской державы на восточных границах, антиосманская политика Испании в Северной Африке, успешные действия португальского флота в Индийском океане. В сочинении об открытии Америки, написанном для султана в 1580 г., отмечались опасности для исламского мира роста торговых связей, вызванного утверждением европейцев в Америке, Индии и в Персидском заливе. В этой связи была предложена идея строительства канала из Средиземного моря к Суэцу, что позволили бы сосредоточить в Суэце большой флот и с его помощью захватить морские порты Индии, дабы "изгнать неверных и принести драгоценные изделия из тех мест в нашу богохранимую столицу".

Внешняя политика Порты в XVI в. не стала менее агрессивной, но опыт затяжных австро-турецких войн показал, что к середине века в Европе установилось определенное равновесие османских и антиосманских сил. Более того, существование постоянной турецкой угрозы способствовало складыванию в Центральной и Восточной Европе крупных централизованных и многонациональных государств, способных противостоять османской военной экспансии. В новых условиях для Порты было особенно важно не допустить создания мощной антиосманской коалиции и принять все меры для ослабления тех стран, которые реально или потенциально могли быть силой, угрожавшей прочности позиций империи.

Важное место в усилиях султанских властей было отведено дипломатическим и торговым отношениям с другими государствами. С конца XV в. такие связи были установлены с Венецией, Генуей, Ираном, Венгрией, Австрией, Польшей, Россией и другими странами. Первое официальное турецкое посольство в Европу отправилось в 1479 г. после окончания войны с Венецией. В XVI в. практика обмена посольствами по случаю заключения мира дополнилась учреждением европейских представительств при Порте. Османские султаны активно использовали подобные контакты для разжигания соперничества между наиболее влиятельными соседними государствами, но вместе с тем не стремились следовать европейским нормам и правилам дипломатии. Соглашения о мире с европейскими государствами трактовались ими как милость по отношению к последним, а получаемые от них денежные суммы - как харадж, дань, с помощью которой неверные могут купить мир с мусульманами.

Длительная и упорная борьба с Габсбургами, которые правили Австрией и Испанией, определила включение Османского государства в лагерь их врагов и сблизила с Францией. Военные неудачи французов в Северной Италии ускорили это сближение. Первый французский посол, прибывший в Стамбул в 1534 г. с предложением об установлении договорных отношений, нашел здесь полное понимание. В 1536 г. между двумя странами была достигнута договоренность о совместных военных действиях против Габсбургов. Тогда же начались переговоры о торговых льготах французским купцам в Османской империи. Первое такое соглашение было подписано в 1569 г. и получило широкую известность под названием "капитуляции" (от латинского слова "капитул" - статья, глава).

На основании привилегий, дарованных турецкими султанами различным европейским странам, подданным этих стран давалось право беспрепятственно въезжать в османские земли, заниматься там своими делами и отправлять богослужение. К. Маркс отмечал, что особенностью "капитуляций" является то, что они, в отличие от договоров, не основаны на взаимности, не обсуждаются совместно заинтересованными сторонами и не утверждаются ими на основе взаимных выгод и уступок. Наоборот, они являются односторонне дарованными льготами, которые соответствующее правительство может по своему усмотрению взять назад.

"Капитуляция" 1569 г. создавала особый льготный режим для французской торговли в османских владениях, устанавливала неподсудность французских купцов шариатскому суду за совершенное в стране преступление, обеспечивала неприкосновенность личности купца и его имущества, запрещала туркам захватывать французские торговые суда, брать в плен и обращать в рабство французских моряков.

В 1580 г. Англия получила у турок право организовать свою левантийскую торговую компанию. Целью ее операций стало получение из стран Ближнего и Среднего Востока сырья для своих мануфактур. Добившись права торговать в Леванте под собственным флагом (а не французским, как было до тех пор), Англия получила такие же льготы и привилегии, как и Франция. С этого времени на Ближнем Востоке между английскими и французскими купцами возникла конкуренция, перешедшая затем в открытую борьбу между Англией и Францией за экономическое и политическое преобладание.

С присоединением к России Астраханского и Казанского ханств и после вступления в состав России кабардинского народа русско-турецкие отношения значительно осложнились. В 1569 г. турки попытались захватить Астрахань. Султанское правительство рассчитывало и только обосноваться в устье Волги и на Северном Кавказе, но и обеспечить себе возможность нападения на государство Сефевидов с севера, а Турецко-татарское войско численностью в 60 тыс. человек двинулось из Крыма в Азов, намереваясь с Дона перебраться на Волгу и направиться к Астрахани. На ста галерах были отправлены пушки, 5 тыс. янычар и 3 тыс. землекопов (последние должны были прорыть канал между Доном и Волгой). Расчет на легкую победу не оправдался. Канал так и не был вырыт, а осадные орудия не удалось переправить к Астрахани. Вместо ожидаемой помощи турки встретили враждебное отношение населения Поволжья и Северного Кавказа, что и помогло русским отстоять Астрахань. Занятая в то время Ливонской войной Россия не имела намерения углублять конфликт, вот почему царь Иван IV отправил к султану своих представителей для мирных переговоров. После этого между Османской империей и Россией крупных военных столкновений не было около ста лет.

Навигация

Вернуться в Архив статей

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот раздел форума просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 9