В то время как Турция продолжает наблюдать за сражениями у сирийского приграничного города Кобани и вести переговоры с США об условиях, при которых она включится в операцию против «исламского государства», крошечный кусок земли посреди Сирии привлекает к себе все больше внимания. Это 700 летняя гробница Сулейман Шаха, деда основателя Османской империи. Она стоит на земле, которая на самом деле является турецким анклавом в северной Сирии и охраняется турецкой воинской частью. Ранее в этом месяце, вице-премьер Бюлент Арынч предупредил, что исламисты подошли к каменному мавзолею, который охраняет около десятка турецких солдат.

Мемориальный комплекс с зеленой лужайкой, деревьями и высоко поднятым турецким флагом находится на берегу реки Евфрат. Это место было объявлено территорией Турции по договору с Францией с 1921 года, когда после Первой мировой войны и распада Османской империи Франция управляла сегодняшней Сирией. Анкара рассматривает кусок земли как свою суверенную территорию и неоднократно предупреждала, что если на мавзолей нападут, то она будет защищать его.

«Мы не можем оставить незащищенным место, которое принадлежит нам в соответствии с международными договорами. Кроме гордости, которую мы испытываем, это место важно и для исторической памяти. Важно для всех, не только для турок», — объясняет Ильбер Oртайль, известный историк университета Стамбула «Галатасарай». Могила находится в 30 км от турецкой границы, и при первом нападении джихадаистов в марте бывший министр иностранных дел, а теперь — премьер-министр Турции, Ахмет Давутоглу предупредил, что они будут наталкиваться на сопротивление, если посягнут на территорию захоронения. «Исламское государство «уже взорвало и уничтожило некоторые известные исламские могилы и мечети в районе, потому что консервативный сунизм, который исповедуют их лидеры, утверждает, что подобные объекты являются предметом идолопоклонства, что запрещено исламом.

Сулейман Шах является дедом Османа I, основателя Османской империи в 1299году. Во время путешествия по землям современной Сирии он упал с лошади и утонул в реке Евфрат в районе Джаббар, расположенном к югу от сегодняшнего мавзолея. Но есть историки, которые ставят под вопрос до какой степени рядовые турки знают историю мавзолея и в какой степени нападение на «Исламское государство» поднимет общественную поддержку турецкой военной операции в Сирии. Хасан Унал, профессор международных отношений Университета Анкары «Atalam» считает, что правительство может отреагировать в двух направлениях. «Это зависит от того, насколько будет раздутой такая ситуация. Если есть действительно серьезное намерение вступить в войну, то тогда, казалось бы, гробница имеет важное значение … Но если они не имеют таких намерений, то можно свести к минимуму перед обществом подобный инцидент».

О мавзолее заговорили в марте, когда были опубликованы секретные записи разговоров о военных действиях в Сирии между высокопоставленными руководителями по вопросам национальной безопасности, в том числе министром иностранных дел Давутоглу и главой разведки Хаканом Фиданом. Часть дискуссии вращалась вокруг возможной операции для защиты гробницы в качестве предлога для военного вторжения в Сирию.

/forum/go/5c1040d3b6926d8da9c2f3ecfc2bc9ed