24 июля Анкара объявила войну терроризму, взяв под прицел одновременно Рабочую партию Курдистана и исламское государство. Проведенные ей авиаудары лишь подливают масла в огонь напряженности между различными действующими силами и международным сообществом.

Как вы помните, Турция навлекла на себя резкую критику Запада за то, что долгое время служила тыловой базой исламистским боевикам «Джабхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам», а также заняла одновременно тревожную и выжидательную позицию в тот момент, когда курды «Демократического союза» боролись с ИГ в Кобане.

Алиби для ослабления РПК

Борьба с ИГ стала для Анкары прикрытием для ослабления РПК и ее союзников, а в перспективе и противодействия объединению трех курдских районов Сирии.

Кроме того, отказ Анкары присоединиться к операциям коалиции стал новым ударом по хрупкому мирному соглашению, которого удалось достичь с РПК в 2013 году. Неожиданный успех курдской Демократической партии народов на выборах в Турции 7 июня 2015 года (13%, 80 депутатских кресел) во многом связан с похолоданием в турецко-курдских отношениях на фоне хаоса в Сирии и регионе, отмечает эксперт Адександр дель Валь в журнале Politique Internationale.

В ноябре и декабре прошлого года в Турции прошло множество прокурдских демонстраций, в результате которых погибли несколько десятков человек. Правительство Партии справедливости и развития упорно не хочет, чтобы сирийские курды стали частью программы подготовки повстанцев, которая была запущена в апреле 2015 года совместно с Катаром, Саудовской Аравией и США.

В любом случае, Анкара считает все курдские партии единой террористической организацией, которая представляет угрозу для стабильности страны.

В такой перспективе турецкое правительство намеревается не дать курдам установить автономную зону в Сирийском Курдистане.

Государствам-членам НАТО прекрасно известно о поставленных Турцией целях. Поэтому не исключено, что сложившаяся ситуация может отрицательно сказаться на отношениях Анкары с партнерами по альянсу.

В любом случае, Турция нацелена на свержение режима Асада. Это объясняет требование о создании бесполетной зоны на северо-западе для пока еще символической борьбы с ИГ, в обмен на что Анкара открыла свою базу в Инджирлике для американских истребителей-бомбардировщиков.

Двойной удар

Иначе говоря, в Анкаре хотят убить одним выстрелом двух зайцев: разорвать территориальные связи курдов на севере Сирии, ослабив при этом Башара Асада.

Само собой разумеется, что формирование бесполетной зоны помешает сирийской авиации наносить удары по мятежникам в Алеппо. Если Башар Асад не сможет задействовать самолеты, то есть свою главную силу, все позиции режима в регионе могут перейти в руки оппозиции. Это может стать резким поворотом в войне, который кардинально изменит ход событий.

За кулисами Москва продолжает поддерживать Башара Асада. Путин сделает все, чтобы Сирия стала «новым Сталинградом». Что бы ни думал турецкий лидер Эрдоган, пока что Путин не собирается бросать Башара Асада. «Передай своему диктатору президенту, что он может оказаться в аду вместе с его террористами из ИГИЛ. И мне ничего другого не остается, как превратить Сирию в один «большой Сталинград», — заявил он турецкому послу в России (ничего подобного президент России турецкому послу не заявлял, цитата вымышленная — прим. ИноСМИ).

«Хотим мы того или нет, Асад — вполне реальная сила, — рассуждает одна из лидеров сирийской оппозиции Ранда Кассис. — Он — часть не только проблемы, но и ее решения. Такая позиция американского Госдепа несколько сближает его с российской».

В конце января этого года российская дипломатия провела в Москве переговоры между режимом Башара Асада и представителями неисламистской оппозиции. Ее цель в том, чтобы подменить войну поиском политического решения.

Таким образом, Россия проявляет в этом деле куда больше реализма, чем Франция и другие западные государства.

/forum/go/7ff64d77d66bf316237199ad5128b115