Когда министр обороны Израиля Моше Яалон заявил, что «возмущен тем, что Турция и Катар являются главными спонсорами и сторонниками "ХАМАС", оставаясь при этом полноправными членами международного сообщества", стало очевидно: Израиль недоволен ходом событий в регионе. В этой связи руководство Национального штаба по разъяснительной работе, который действует при главе правительства Израиля, приняло решение начать «дипломатическую и разъяснительную кампанию по всему миру в отношении Турции и Катара».

Чуть ранее министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман в беседе с госсекретарем США Джоном Керри заявил, что «до сих пор Израиль молчал и никак не реагировал на многочисленные эскапады и откровенно антисемитские нападки премьер-министра Реджепа Эрдогана», рассчитывая, что «это все происходило в рамках предвыборной агитации, а значит, должно закончиться в ближайшие дни, после выборов президента». Однако новый глава правительства Турции Ахмет Давутоглу, представляя в парламенте программу своего кабинета, отметил, что «не видит возможности для нормализации отношений с Израилем до тех пор, пока не будет снята блокада с сектора Газа».

Проблема сектора Газа уже давно является источником раздражения во взаимоотношениях между Израилем и Турцией. Многие эксперты отчет событий начинают с истории с "Флотилией свободы" - турецкими кораблями, которые пытались в ночь с 30 на 31 мая 2010 года попасть в сектор Газа. При попытке досмотра пассажиры судна Mavi Marmara оказали израильтянам сопротивление, завязалась перестрелка, в ходе которой погибли 9 турецких граждан.

Недавно в течение более чем месяца между властями Израиля и группировкой "ХАМАС" велось военное противостояние. При этом причины обострение обстановки в секторе Газа выглядит во многом загадочным, если вывести за скобки рассуждений общие позиции, касающиеся переговоров Израиля с палестинцами о возможностях появления Палестинского государства. ХАМАСа выпустила по территории Израиля 3356 ракет, из которых 578 были перехвачены силами ПВО. Никто не знает, в чем был смысл этих акций, которые были поддержаны Катаром и Турцией при негативной реакции со стороны Египта и Саудовской Аравии. И не являлось ли это своеобразным прикрытием для укрепления позиций джихадистов из «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ)?

Может быть, именно поэтому по всем признакам операция «Несокрушимая скала» проводилась как «акция устрашения», диктовалась необходимостью если не уничтожения, то ослабления ХАМАС. При этом США настаивали на участии Катара и Турции в процессе урегулирования, против чего резко возражал Израиль и чего - в конечном счете - добился.

Однако нетрудно догадаться, что ухудшение отношений между двумя государствами вызвано отнюдь не только этими факторами. До недавнего времени между Тель-Авивом и Анкарой существовало тесное военно-стратегическое партнерство, которое и сейчас пока еще сохранено по многим параметрам. Израиль воспринимал Турцию в качестве ведомого партнера, на которого он воздействовал в союзе с США. Однако по мере укрепления своего экономического и политического влияния на Ближнем Востоке Турция стала дистанцироваться от Израиля с целью заручиться поддержкой со стороны исламского мира, широко использовала при этом в качестве геополитического инструментария наследие Османской империи. Помимо этого Турция стала активно бороться за то, чтобы США рассматривали ее, а не Израиль, в качестве своего главного партнера на Ближнем Востоке, способного, в отличие от Израиля, более эффективно решать различные геополитические проекты США на самых различных направлениях.

Тем не менее у Израиля этот аспект в политике Анкары не вызывал особого беспокойства. По ходу президентской избирательной компании в Турции в американских СМИ доминировала точка зрения, что администрация Обамы и ЕС должны оказывать давление на премьер-министра Эрдогана, поскольку он использует антизападный дискурс, обвиняя « США и Израиль в заговоре против своего правительства». ЕС заморозила переговоры по интеграции Турции, отнесла из возобновление на неопределенное будущее. Иначе повели себя США. После победы Эрдогана на президентских выборах США под предлогом борьбы с ИГИЛ включили Турцию в широкую международную коалицию. После этого лидер ИГИЛ Абу Бакр Аль-Багдади объявил войну Турции и Эрдогану. Он назвал его «вероотступником», потребовал, чтобы он «принес присягу Халифату», а случае отказа пригрозил «убить его».

Парадокс ситуации в том, что по данным американских СМИ, Турция приложила определенные усилия к укреплению ИГИЛ, рассчитывая направить ее против Дамаска. Поэтому можно быть уверенным в том, что Тель-Авив располагает подробной информацией относительно того, кто, как и когда помогал укрепиться в Сирии ИГИЛ. Сейчас же он предлагает международную коалицию направить не только против ИГИЛ, но и ХАМАС, «а также против их спонсоров», в числе которых называются Иран, Турция и Катар. По сути, это откровенная попытка вывести Турцию из коалиции с участием США.

Таким образом, на Ближнем Востоке стал создаваться очередной запутанный клубок союзов и тактических альянсов. Недавно одна из влиятельных саудовских газет утверждала, что «нападение на Израиль было осуществлено из сектора Газа, который выполняет миссию Ирана при помощи мусульманских братьев и их покровителей, Турции и Катара», и того, «что раньше представлялось как арабо-израильский конфликт, больше не существует". Содержался призыв к «арабским странам, оказавшимся в худшей политической ситуации, чем они были в течение некоторого времени, заключить всеобъемлющую сделку с Израилем".

Премьер-министр Нетаньяху уже «открыто объяснил американскому президенту Обаме, что «Катар и Турция - союзники "ХАМАС", а значит нельзя на них полагаться». По данным израильских СМИ, он намерен поднять этот вопрос в ходе предстоящего выступления на сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Посмотрим, что из этого выйдет, а главное - каких событий следует ждать на Ближнем Востоке в ближайшем будущем.

/forum/go/565b8b08c5a0c9eb3eca9a2d0f3bb631