Турция, в лице ее правительства, корпораций и граждан, в конце 20 века подсела на «кредитную иглу», чего она раньше всячески избегала. И эта тенденция только усилилась в веке 21-м.

В традиционной турецкой культуре из поколения в поколение передавалась мысль о том, что брать в деньги в долг не стоит. Считается, что одним из основных факторов крушения Османской империи был как раз уровень государственных долгов. В середине 19-го века, когда межгосударственные долги вошли в моду, в Османской империи считалось, что лучше взять кредит у мусульманской страны, к примеру, у короля Марокко. Но вскоре кредиты последовали и от европейских держав, что ускорило крах державы османов.

Поэтому основатели Турецкой Республики старались избегать межгосударственного долга, обеспечивая себя самостоятельно. Правда, у этой медали была оборотная сторона – высокий уровень налогов на фермеров, откуда черпал деньги государственный бюджет.

До 1980 года Турция сохраняла свои отношения с глобальным капитализмом в довольно закрытом стиле: кредиторами страны были только крупные межгосударственные финансовые учреждения, такие как Всемирный банк, Международный валютный фонд и Европейский инвестиционный банк. Долгосрочные льготные кредиты Турция получала от них главным образом на реализацию государственных проектов. Но после 1980-го года дверь интеграции в мировую экономику была приоткрыта, а в 1990-х и 2000-х она распахнулась полностью.

При этом не только государственный, но и частный сектор получил возможность получения займов на международном уровне. Вот почему внешний долг Турции на сегодня составляет $390 миллиардов, и две трети этого долга принадлежат частному сектору. Полный внешний долг Турции достиг половины национального дохода, а это – весьма хрупкий порог стабильности.

Государство теперь более осторожно во взятии кредитов. Внешний и внутренний государственный долг составляет приблизительно 34 процента национального дохода. Поскольку это мало по сравнению с государственным долгом ЕС, где ставка национального дохода в среднем превышает 80 процентов, это считается положительным индикатором для Турции, особенно в глазах кредиторов …
Персональные кредиты

В 2000-х годах серьезным фактором изменения экономической структуры Турции стали семейные и персональные кредиты. Банки нашли для себя достаточно выгодным выдачу кредитов населению. Правящая Партия справедливости и развития сделала ставку на внутреннее потребление и внутренний спрос, а для работы данной модели нужны были деньги, которые люди и получали от банков. И важную долю в этом секторе заняли жилищные кредиты и кредитные карты.

Кредитование в Турции сегодня находится на беспрецедентном для страны уровне. Кредиты, получаемые на личные нужды, приобретение жилья, авто, наличные деньги через кредитные карты – несмотря на некоторое снижение темпов кредитования в 2014 году, они увеличивались в течение последних 12 лет. Сегодня банки выдают одну треть всех кредитов частным лицам.

Долг домашних хозяйств, который составлял 26.5 миллиарда турецких лир в конце 2004 года, достиг 372 миллиардов лир к концу первой четверти 2014 года.
Для чего людям кредиты?

Серьезная ошибка СМИ – полагать, что кредиты берут те люди, которые бедствуют или в чем-то нуждаются. Но все гораздо сложнее.

После 2005 года, когда банки начали выдавать долгосрочные кредиты для покупки жилья, они быстро заняли одну треть от всего объема персонального кредитования. На автокредиты в первые годы приходилось 8-9 %, но после эта цифра сократилась на 3 %. Так что, когда речь идет о персональных кредитах, стоит иметь в виду, что 36-37 процентов из них приходится на кредиты для покупки жилья и автомобилей. А это не те ссуды, к которым прибегают в результате финансовых затруднений; их выбирают люди с регулярным доходом.

Конечно, какая-то часть кредитов берется и из-за возникновения финансовых трудностей. Это в основном потребительские займы, доля которых в общем кредитовании составляет 41 %. Обычно потребительские кредиты используются для покрытия других долгов.

Доля заемных средств на кредитных картах составляла 25 % всех займов на конец 2013 года. После ограничительных мер, введенных Агентством по банковскому регулированию и надзору (BDDK), она сократилась до 22.5 % в середине 2014 года. Вместе потребительские кредиты и займы по кредитным картам составляют свыше 63 % всего кредитования.

Но действительно ли совокупные кредиты в размере 372 миллиардов турецких лир являются непосильным бременем? BDDK и Центробанк Турции полагают, что это зависит от уровня доходов населения. Отчет о финансовой стабильности, который Центробанк публикует раз в квартал, показывает, что долги составляют всего 50 % доходов турецких семей. Так что все не так плохо, как может показаться. В странах-членах ЕС уровень долгов составляет 80 - 90 % доходов населения, а в некоторых государствах он превышает 100 %.

Правда, не только банки выступают источником кредитования. Семьи берут деньги в долг у друзей, родственников. Существует также покупка в рассрочку без переплаты, которая является своего рода долгом. Даже если все эти ссуды, не облагаемые процентами, составляют одну четверть долга домашних хозяйств, общая его цифра существенно увеличивается.

Один из важных факторов кредитования – выплата кредитов. Есть ли риск того, что эти долги станут безнадежными? Согласно данным на конец мая, безнадежные долги составляют 33 миллиарда лир, то есть почти 3 процента всех видов ссуд. При этом одна треть всех безнадежных кредитов приходится на потребительские займы и кредитные карты.

/forum/go/75c72117c5f1022afeb33477bc141fd7