Турецкий министр по делам ЕС Волкан Бозкыр обнародовал разработанную возглавляемым им ведомством стратегию евроинтеграции страны. Она рассчитана на период до 2019 года и включает в себя два "плана действий" – до и после парламентских выборов 2015 года. При этом стратегия предусматривает проведение работы по трем направлениям: политические реформы, социально-экономические преобразования и развитие внутренних и внешних связей с ЕС. В документе также констатируется, что «с октября 2005 года было открыто 14 пунктов переговорной программы». Один сейчас заморожен, 17 пунктов остаются вообще заблокированы ЕС, как говорится в документе, «из-за преград политического характера». Отметим, что блокирование 17 пунктов Брюссель осуществил задолго до протестного движения летом прошлого года в связи с реконструкцией парка Гази в Стамбуле и до коррупционного скандала, под предлогом чего был вообще заморожен переговорный процесс по интеграции Турции в ЕС. Даже несмотря на то, что с 2005 года Турция приняла более двух тысяч постановлений и внесла сотни изменений в законодательство страны в соответствии с требованиями ЕС.

Существует несколько декларируемых причин, по которым Турцию продолжают десятилетиями держать в предбаннике ЕС. Одна из них заключается в том, что, как считает газета DUNYA, Брюссель видит, как Вашингтон и Лондон лоббируют интеграцию Анкары в ЕС, полагая, что таким образом за счет турецкого потенциала им удастся пошатнуть доминирующий в Европе немецко-французский альянс. Неслучайно наиболее ярыми противниками интеграции Турции в ЕС выступают Франция и Германия. Вторая причина имеет цивилизационный характер: Европа опасается того, что почти 80-миллионая мусульманская Турция ее «мирно завоюет», и европейские границы войдут в непосредственное соприкосновение с бурлящим Ближним Востоком.

Тем не менее, в программе правительства, представленной парламенту новым премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу, в качестве стратегической цели обозначен курс на интеграцию в ЕС и названа возможная дата достижения этой цели - 2023 год, когда исполнится 100 лет со дня образования Турецкой республики. Это было несколько странно, поскольку Давутотглу, будучи министром иностранных дел, сделал немало и достиг немалого для интегрирования Турции, прежде всего, в ближневосточное пространство. Поэтому появление в новом кабинете министров в ранге главы МИД бывшего министра по делам ЕС Мевлюта Чавушоглу воспринимается как «дворцовый переворот» в правящем эшелоне страны. В этой связи многие турецкие эксперты задаются вопросом: «Является ли это всего лишь тактическим ходом Анкары, направленным на ослабление влияния президента Реджепа Тайипа Эрдогана и его соратника Давутоглу на принятие внешнеполитических решений, или речь надо вести о чем-то ином?».

Кстати, ИА REX ранее уже обращало внимание на то, что в последние годы в Турции изменилось отношение к имперскому прошлому страны. Сегодня каждый турецкий школьник знает, что завладев в 1453 году Константинополем, его предки создали великую Османскую империю, которая могла даже завоевать половину Европы. Более того, в турецких СМИ, говоря об «эпохе Эрдогана» как о периоде социально-экономического возрождения страны — часто сравнивают ее со временем правления Сулеймана Кануни (1494-1566) — десятого султана Османской империи, при котором Порта достигла апогея своего развития, стала активным актором не только европейской, но и мировой политики. В ситуации, когда ЕС оказался в экономическом кризисе, а Турция продолжает сохранять позитивные темпы своего развития, в Анкаре появилась уверенность в том, что наступает момент для «широкого броска», но в каком-то одном направлении. Одновременно Анкара предлагает Брюсселю себя в роли «мягкой силы» ЕС на Балканах, в Северной Африке, на Кавказе и даже на всем Ближнем Востоке.

В то же время, формально признавая амбиции Анкары, Брюссель выдвигает ответные требования: вывести войска с территории Северного Кипра, предоставить автономию курдам, договориться о мире с армянами. Речь идет фактически о федерализация страны. Поэтому комплекс мероприятий, намеченный министром по делам ЕС Бозкыром до 2019 год по евроинтеграции, приобретает геополитический характер.

Дело в том, что часть правящей партии «Справедливость и развитие» стремится победить на предстоящих в будущем году парламентских выборах под «европейскими знаменами», поскольку крен прежнего правительства во внешней политике в сторону Ближнего Востока создал для страны немало геополитических рисков и привел ее на грань распада. Поэтому определенные силы в Турции стремятся заручиться европейскими гарантиями на случай развития событий по форс-мажорному сценарию. Так недавно авторитетное турецкое издание TUIC Akademi уделило немало внимания перспективам преобразования Турции в «Соединенные Штаты Анатолии», а американский журнал Project Syndicate писал о том, что Турция, «сталкивается с крахом оформившейся почти 100 лет назад политической географией Ближнего Востока, появлением этнических мини-государств, вынуждена трансформировать свою политику в сторону признания Курдского государства». Сегодня Анкара тешит себя надеждами, что оно окажется под ее протекторатом, что ей удастся получить концессию на разведку новых нефтегазовых месторождений в северном Ираке, а также льготные тарифы для экспорта и транзита энергоресурсов в Европу. Но что будет завтра и по какому направлению будут развиваться события в регионе - никто в Турции толком не знает, хотя Эрдоган стремится переиграть историю, создать новое региональное устройство под руководством Турции, основанное пока только на новых отношениях турок и курдов.

В такой ситуации предложение министра Бозкыра провести референдум по вопросу вступления в ЕС выглядит интригующе. Тем более, по словам вице-премьера Бюлента Арынча, если ранее евроинтеграцию поддерживали 70% турецких граждан, то сегодня вхождения в ЕС желает лишь 20%. Тогда зачем нужен референдум? Скорее всего, для того, чтобы показать Западу, что он может «потерять» Турцию и должен изменить к ней свое отношении. Так министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер уже высказался за оживление переговорного процесса по вопросу присоединения Турции к ЕС. В то же время депутат Европейского парламента от Германии, соратник Ангелы Меркель по Христианско-демократической партии, Эльмар Брок заявил, что «стремление вступления Турции в ЕС является большой ошибкой».

Так что для Турции на европейском направлении все остается по-прежнему, что заметно ослабляет позиции «западной партии» в правящем классе Турции и стимулирует более активные действия Эрдогана в сторону дрейфа к Востоку.

/forum/go/a6dd4457ba8274167f2600bc4ed45191