15 июля 2014 года состоялся очередной визит лидера иракских курдов Масуда Барзани в Турцию. Курдский лидер провел встречи с премьером Рэджепом Тайипом Эрдоганом и президентом Абдуллой Гюлем. Во время встречи обсуждались вопросы кризиса в Ираке, нефтегазовое соглашение Турции с Ираком и угроза со стороны «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ).


Курды – самый крупный в мире народ, не имеющий свой государственности. Но и на Ближнем Востоке курды разделены между четырьмя странами - Турцией, Ираком, Ираном и Сирией. В Оттоманский период это не было конфликтогенным фактором. Однако при создании Турецкой республики в 1920-х годах была поставлена цель создания государственной национальной идентичности. Это стало причиной недовольства этнических курдов. Не только в Турции, но и в Иране, Сирии и особенно в саддамовский период в Ираке курды тоже жили под давлением центральных властей. После вторжения США в 2003 году в Ирак ситуация с курдской политической географией на Ближнем Востоке изменилась. Создание в Ираке автономного Иракского Курдистана пробудило надежды курдов на самостоятельную государственность.


При этом среди лидеров курдских сообществ в перечисленных государствах идет борьба за первенство. Долгие годы между президентом Ирака курдом Джалялем Талабани и лидером иракских курдов Масудом Барзани не было согласия, а политическая борьба иногда становилось причиной конфликтов.


В Иране, Ираке и Турции курдами созданы боевые группы, основные базы которых находятся в Сирии и на границе Ирака и Ирана. На одном из участков границы Ирака и Турции находится боевая группа Рабочей партии Курдистана (РПК), ставящей своей целью национально-освободительную борьбу курдов в Турции. При этом турецкие курды смогли создать политическую партию и ведут политическую борьбу. Сегодня в парламенте Турции две курдские партии представляют более 25 депутатов из 550-ти. И среди кандидатов на президентский пост в Турции есть кандидат от курдов – Салахеддин Демирташ, который смог собрать достаточно подписей в парламенте для выдвижения своей кандидатуры.


Сейчас у курдов Ближнего Востока три лидера. Это президент Ирака Мулла Талабани, который тяжело болен, Масуд Барзани – лидер Иракского Курдистана и глава РПК Абдулла Оджалан, отбывающий пожизненный срок в турецкой тюрьме. Если Талабани сейчас не до конкуренции, то между Барзани и Оджаланом идет борьба за лидерство, которая влияет на ситуацию в регионе.


В 2012 году правительство Эрдогана запустило переговорный процесс с Оджаланом и с военными лидерами РПК. Целью курдов в этих переговорах было достижение договоренности об амнистии и автономии для курдских регионов. Но правительство ответило отказом.


За прошедшие два года РПК не сложила оружия, как обещала, но и не возобновила военные действия. Со своей стороны правительство Эрдогана пошло на еще один шаг в курдском вопросе и возобновило переговоры с РПК. В переговорах между правительством Эрдогана, РПК и Оджаланом важную роль играют активные представители курдской элиты, в том числе, представленные в парламенте Турции. Немалое влияние на ситуацию оказывает и лидер курдского Ирака Масуд Барзани.


Для обсуждения своих главных проблем международная курдская община регулярно созывает Международный курдский совет. На конференцию собираются лидеры курдских движений со всего мира. Поcледный раз этот совет провел конференцию в 2009 году. В 2013 году планировалось организовать встречу в иракском Ирбиле. Но из-за разногласий между группой Оджалана и Барзани она не состоялась. Лидер Иракского Курдистана Барзани в отношениях с Турцией использует свой вес и реальные рычаги влияния на курдские сообщества в других странах, в том числе в Турции. Это вызвало недовольство у Оджалана, который обвиняет Барзани в пособничестве Анкаре.


Правительство Эрдогана поддерживает баланс в курдском вопросе и разногласия между курдскими лидерами облегчают эту задачу. Примером сотрудничества властей Турции с Масудом Барзани служит позиция Анкары по курдскому вопросу в Сирии. В населенном курдами регионе Сирии в мае 2014 года стоял вопрос о создании автономии. Турция отнеслась к этому негативно, но и Масуд Барзани не поддержал своих собратьев. И не только не поддержал, но и закрыл границы Курдистана для курдов из Сирии.


У Барзани было несколько причин. Во-первых, лидеры курдского региона Сирии видят своим руководителем Оджалана, что не устраивает Барзани. Во-вторых, Барзани не хотел портить отношений с Турцией, которая выступила против автономии сирийских курдов. В-третьих, если бы курды создали переходную автономию в Сирии, то курдские боевые группы из Ирака и Ирана разместили бы свои военные лагеря в этом регионе. Барзани не смог бы оказывать на них влияние. Таким образом, у Барзани и правительства Эрдогана появились общие интересы, и пока это устраивает обоих лидеров.

/forum/go/a37e00d616a1bbb74614336f44e25a21