Сохранит ли Эрдоган политическое доверие Путина



Какой глубины достигнет российско-турецкий кризис?

Станислав Тарасов


Изображение

Москва, 26 Ноября 2015, 15:34 — REGNUM В Анкаре проходит заседание Высшего военного совета Турции с участием премьер-министра Ахмета Давутоглу, начальника Генштаба генерала армии Хулуси Акара, министра национальной обороны Исмета Йылмаза, а также генералов и адмиралов. Основные вопросы на Совете — безопасность границ страны, а также кризис, возникший после того, как был сбит российский самолет, кстати, впервые с начала 1950-х годов страной — членом НАТО. Накануне Генштаб ВС Турции увеличил число военных самолетов, совершающих полеты вдоль турецко-сирийской границы, отдав приказ о готовности всех видов сухопутных войск и авиации, хотя министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Россия не намерена воевать с Турцией.

В то же время объявлено, что крейсер «Москва» собьет все, что будет представлять «потенциальную угрозу» русским самолетам в будущем. Журнал The National Interest констатирует, что инцидент с российским самолетом «похоронил идею создания в Сирии так называемой зоны безопасности», чего так добивалась Турция». Переступить через позицию России и ее союзников по борьбе с «Исламским государством» (ИГ — структура, запрещенная в России) Турция не сможет. Тем более что российский бомбардировщик Cу-24 не нарушал турецкое воздушное пространство, а инцидент с атакой был спланирован заранее. Как заявил постпред России при Евросоюзе Владимир Чижов, «это не было нарушением турецкого воздушного пространства, вольным или невольным». Но при той скорости, которой обладают такие самолеты, пролет под приграничной территорией соседней страны занял бы считаные секунды. Это гораздо меньше, чем требуется в данном случае турецким истребителям, чтобы по приказу подготовиться, взлететь и сбить российский самолет. Это — ясное указание на то, что весь инцидент был спланирован заранее.

Президент России Владимир Путин заявил о переброске в Сирию зенитного ракетного комплекса С-300. Этот шаг, как уточнил Путин, должен будет стать одной из мер по обеспечению безопасности полетов российской боевой авиации в Сирии. Позже пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков уточнил, что Минобороны предложило повысить классность отправляемой в Сирию системы до С-400, и Путин согласился с этим. По словам начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенанта Сергея Рудского, к Латакии будет переброшен крейсер «Москва», оснащенный системой ПВО «Форт», аналогичной С-300. В этом смысле можно согласиться с мнением некоторых американских экспертов о том, что с помощью российских С-400 биться с ИГ невозможно, но они понимают, что такая акция со стороны России носит упредительный характер из-за сложной ситуации, складывающейся в небе над Сирией. Именно такой ход событий вызывает неоднозначную реакцию среди других партнеров Турции в НАТО, учитывая то, что глава Турции Реджеп Тайип Эрдоган предпочел сразу же обратиться именно к своим партнерам по НАТО, а не попытаться загладить инцидент, связавшись с президентом Владимиром Путиным.

На риторическом уровне альянс принял сторону Анкары, но существуют убедительные свидетельства того, что многие государства — члены НАТО уверены: «Турция поставила своих союзников в достаточно сложное положение». Дело в том, что США от имени международной коалиции, куда входит и Турция, подписали с Россией военное соглашение по упреждению инцидентов в небе над Сирией. Существовали также контакты на уровне генеральных штабов России и Турции, и последняя в случае выявления каких-то недоразумений в приграничном турецко-сирийском воздушном пространстве имела возможность и должна была связаться с Москвой, чего не последовало. Таким образом, команда президента Эрдогана, по мнению Washington Post, сыграла на руку ИГ, пытаясь вызвать кризис не только во взаимоотношениях между Анкарой и Москвой, но и кризис между Россией и НАТО. Теперь Анкаре дают понять, что ей не позволят использовать «зонтик НАТО» в качестве прикрытия своей авантюрной политики в регионе. Ей советуют как можно быстрее нормализовать отношения с Россией. Но как, если Эрдоган в глазах Москвы утратил политическое доверие? В этой связи турецкий адмирал в отставке Сонер Полат заявил, что «Турция сама создала кризисную ситуацию, получив медаль, в которой обе стороны проблемные, и теперь ей самой придется разбираться в этом».

Положение усугубляется еще и тем, что, по словам адмирала Полата, исчез стабилизирующий фактор в отношениях Москвы и Анкары, между странами начинается период «охлаждения с чередой неприятностей». Президент РФ Владимир Путин, выступая на церемонии вручения верительных грамот новыми послами иностранных государств, еще раз напомнил, что «мы считаем абсолютно необъяснимыми предательские удары в спину от тех, в ком мы видели партнеров и союзников в антитеррористической борьбе», а «Турция на высоком уровне до сих пор не принесла России извинений за сбитый Су-24, не предложила возместить ущерб и не пообещала наказать виновных», что, по его словам, «сознательно загоняет отношения Турции с Россией в тупик». «Мы сожалеем об этом», — добавил глава России.