Турецко-курдское обострение последнего времени стало обрастать новыми значениями: впервые, пожалуй, за многие десятилетия в борьбе официальной Анкары с курдами появилась тема армян. Именно тема, поскольку никакой сколько-нибудь внятной аргументации в пользу данного утверждения быть не может.
По официальным данным 2013 года, из 76,5 млн граждан Турции армянами себя называют порядка 50 тыс. человек. Однако исламизированных, ассимилированных армян (криптоармян) официальная турецкая статистика насчитывает до 2 млн человек. Последние — это пережившие 100 лет назад Геноцид армян и оставшиеся все же в Турции потомки армян, которые зачастую и сами не знают о своих корнях. Небольшая часть армян с национальной самоидентификацией живет в крупных городах (оговоренные нами порядка 50 тыс.). Но, исходя из специфики общественно-политического уклада Турецкой Республики, живет вне политики и гражданского общества. Убитый в январе 2007 года турецкий общественный деятель армянского происхождения Грант Динк — редкое тому исключение. Тем более нельзя говорить о какой-либо общественно-политической активности армян новой волны эмиграции последних 20 лет.

Таким образом, в настоящее время турецкие армяне не играют никакой серьезной роли в общественно-политической жизни Турции. И уж тем более абсурдным может выглядеть утверждение о том, что официальный Ереван имеет возможности влияния на какие-либо процессы в Турции при нулевых отношениях со своим западным соседом.
В этом контексте тиражировать агрессивные и беспочвенные обвинения родственника погибшего при теракте полицейского на всю страну имеет свою логику и смысл. Так, одна из центральных газет Турции — Sabah — публикует заметку под названием «Все боевики Рабочей партии Курдистана — армяне!». Видеокартинка на фоне погребальной церемонии и плача женщин, где участник церемонии надрывающимся голосом твердит, что «все боевики Рабочей партии Курдистана на самом деле не курды, а армяне!», «все эти курдские боевики, убивающие наших солдат, на самом деле армяне!», что «скоро придет конец армянам!», «мы знаем вас, и вам скоро придет конец».
Это далеко не единственная информационная провокация, направленная на осложнение двузначного турецко-курдского противостояния многосложными националистическими факторами. В армянской блогосфере подобные проявления в обществе соседней страны не остаются без внимания. Так пользователь ЖЖ Pandukht пишет: «В сети появились ролики, в которых толпы агрессивно настроенных турок скандируют: «Мы хотим резать!», «Мы превратим эти районы в курдские и армянские кладбища». В связи с этим, один из курдских пользователей социальной сети Twitter горько замечает: «Они всегда отрицают Геноцид армян. Они говорят: «Это выдумки, никакого геноцида не было». А теперь они грозятся вырезать нас, как тогда армян».

Что антикурдская политика официальной Анкары может навредить и другим национальным меньшинствам этой страны, уверен глава ереванского офиса «Ай Дат» партии АРФ «Дашнакцутюн» Киро Маноян. 11 сентября в беседе с журналистами он заявил, что фиктивная борьба турецких властей против «Исламского государства» (запрещенная в РФ террористическая организация) может иметь серьезные последствия и для армянского населения. «Правящая партия «Справедливости и развития» пытается внести в общество раскол, сталкивая турок с курдами, курдов с курдами, настраивая турок против нацменьшинств», — отметил дашнакцакан. Далее он подобрался к сути происходящего. По его мнению, эта политика проводится Эрдоганом с целью лишить курдскую «Демократическую партию народов» (HDP) голосов избирателей на предстоящих парламентских выборах и не допустить ее прохождения в парламент.
Востоковед, армянский академик Рубен Сафрастян также полагает, что Эрдоган нагнетает в стране антикурдкую истерию с целью привлечения голосов радикально настроенного, пантюркистского электората на предстоящих 1 ноября парламентских выборах. «Это практикующийся веками характерный метод поведения турецкой политики. Исторический опыт также показывает, что в случае обострения политической ситуации в Турции всегда страдали армяне», — отметил он. Сафрастян считает, что, нагнетая атмосферу страха и национальной нетерпимости в обществе, партия «Справедливости и развития» намерена привлечь голоса избирателей.
Последние опросы от конца августа с.г. свидетельствуют, что партия Эрдогана пока не набирает требуемые 45% голосов. За его «Партию справедливости и развития» готовы отдать голоса лишь 38,9% опрошенных (41,5% месяцем ранее). Соответственно больше людей готовы поддержать оппозицию: 27,8% — Республиканскую народную партию, которая на прошлых выборах набрала 25%, и 16,3% — Партию националистического движения. Курдская «Демократическая партия народов» вместо 13,12% на прошедших выборах в настоящее время пользуется популярностью уже у 13,5% респондентов.


/forum/go/b1bc72d27d0174ecee7ea1133d737ed6