Действия созданной американцами коалиции для борьбы с «Исламским государством» (ИГ) поставлены под вопрос Турцией. «Нежелание президента Турции Реджепа Эрдогана помочь Кобани – хотя бы во имя поддержки своих американских союзников – настолько же упорно, насколько и загадочно. Оно вбивает клин между Турцией и Америкой и усиливает напряженность в отношениях с собственным курдским меньшинством. И может вновь разжечь старое, но сегодня дремлющее восстание», – писал 11 октября британский еженедельник The Economist.

Турция настойчиво требует создания на севере Сирии сухопутного буфера и бесполётной зоны над ним. Анкара не предоставит авиабазу «Инджирлик» в южной провинции Адана в распоряжение США, не вступит в военные действия с боевиками ИГ, пока не добьётся от Вашингтона признания за турецкой стороной «особых прав» в Сирии. Под этим подразумевается роль Турции в начавшемся процессе фрагментации сирийского государства. Анкара стремится к долгосрочному размещению своих войск на севере Сирии, чтобы принять непосредственное участие в определении политического будущего этой страны. Особенно важным для турецких политиков является решение проблем, возникающих у них в связи с активизацией курдов.

Однако администрация Обамы, судя по всему, предоставлять турецкой стороне карт-бланш в Сирии не намерена. Скорее в Вашингтоне согласятся признать широкую автономию сирийских курдов, практически в одиночку организовавших в Кобани сопротивление боевикам ИГ, чем допустят существенный рост влияния Турции в регионе.

Руководство наиболее организованной курдской структуры в Сирии - партии «Демократический союз» (ПДС) заявляет, что помощь из Турции может прийти не в виде танков страны-члена НАТО, а в виде отрядов их соплеменников, например из Рабочей партии Курдистана (РПК). Отрядам РПК нужен «зелёный коридор» для пересечения турецко-сирийской границы с оружием в руках и вступления в бой за Кобани. «Если Эрдоган действительно желает, чтобы Кобани продержался, то он может, наконец, открыть контрольно-пропускные пункты на границе, чтобы мы получили гуманитарную и военно-техническую помощь», - заявил лидер сирийских курдов, председатель ПДС Салих Муслим. Однако если бойцы РПК сумеют переломить ход боёв за Кобани, турецкие притязания на «особые права» в Сирии потеряют под собой почву.

РПК рассматривается в Турции как террористическая организация и для официальной Анкары нет особого различия между боеспособной курдской группировкой и боевиками из ИГ. Об этом не раз говорил Эрдоган. Не желая допустить прохода отрядов РПК в Сирию для защиты Кобани, турецкие ВВС нанесли удары по их позициям близ границы с Ираком. После атаки на силы РПК в турецко-иракском приграничье Анкара всё же согласилась на проход небольших курдских подразделений через свою территорию на помощь осаждённому Кобани, но только из числа военизированных формирований Иракского Курдистана. Турецкая сторона предоставила коридор лишь для 200 бойцов курдской «пешмерга». Затем Эрдоган, опережая события, заявил о согласии обороняющих Кобани курдов на ввод в район боевых действий 1300 боевиков Сирийской свободной армии (ССА). Ранее Эрдоган неоднократно призывал к тому, чтобы боевики ССА, сражающиеся против сирийского правительства, присоединились в Кобани к курдским вооружённым отрядам.

Тем временем в Анкаре уже побывали группы натовских и американских посланцев, попытавшихся донести до турецкого правительства мысль о тщетности его притязаний на особую роль в Сирии. Новый генсек НАТО Йенс Столтенберг обсудил с турецким руководством перспективы создания в Сирии буферной и бесполётной зон. По окончании переговоров он подчеркнул, что создание таких зон является «сложной работой и требует времени». Столтенберг напомнил о развёрнутых вблизи турецко-сирийской границы натовских противоракетных комплексах Patriot, но в то же время из его слов следовало, что к созданию бесполётной зоны над северной Сирией системы Patriot привлечены не будут.

Затем Анкару посетил бывший командующий силами НАТО в Афганистане, ныне исполняющий обязанности спецпредставителя президента США в международной коалиции по борьбе с ИГ Джон Аллен. Его визит длился два дня, в течение которых стороны пытались определить условия подключения Турции к действиям коалиции, но так ни к чему и не пришли. Вашингтон решительно уклоняется от признания за Анкарой «особых прав» в Сирии. Свидетельством разногласий стал отказ начальника Генерального штаба Турции Неждета Озела от участия 14 октября в вашингтонской встрече командующих силами коалиции. Турецкая газета Hurriyet подчеркнула, что Озел оказался единственным начальником штаба, который не принял приглашение на заседание в Вашингтон.

Вице-премьер Турции Бюлент Арынч и министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу выступили с заявлениями, в которых было отмечено, что переговоры об использовании базы «Инджирлик» продолжаются, но никаких изменений в позиции Анкары, которая соглашается на использование этого военного объекта только в логистических и гуманитарных целях, не произошло. Переговорной позицией турецкой стороны остаётся требование создания на севере Сирии сухопутного буфера и установления над ним бесполётной зоны.

/forum/go/4f0f208d01958cf218c1c76f726d9a7a