Избежит ли Турция участи Афганистана и Ирака?

Чем НАТО поможет Анкаре?



МОСКВА, 27 июля 2015, 14:57 — REGNUM
Все горячие новости с Ближнего Востока сегодня идут из Турции, где сохраняется напряженная обстановка.

26 июля Анкара запросила экстренную встречу совета НАТО на уровне послов.

Власти Турции сообщили о своем согласии разрешить авиации США производить полеты со своей базы в провинции Инджирлик близ северной Сирии.

Генштаб Турции отозвал из отпусков командный персонал 2-й и 3-й полевых армий, дислоцированных на юго-востоке страны.

Reuters утверждает со ссылкой на заявление премьер-министра Ахмета Давутоглу, что турецкие власти не рассматривают вариантов введения наземных войск на территорию Сирии, хотя американские предполагают: между Анкарой и Вашингтоном достигнута договоренность о создании вдоль турецкой границы с Сирией буферной зоны.

Как показывает опыт «арабской весны», в этой зоне — кроме лагерей многочисленных беженцев — может появиться и сирийское оппозиционное правительство, к чему ранее стремилась Анкара. Но решится ли Турция на такой шаг?


Сложность ситуации заключается в том, что Турция предложила так называемый пакетный сценарий борьбы с терроризмом, нанося одновременно авиаудары по позициям «Исламского государства» (ИГ) и лагерям Рабочей партии Курдистана (РПК) в Ираке, которая вместе со своими сирийскими собратьями воюет с исламистами.

Такой ход событий путает карты Западу, который в борьбе с ИГ гласно полагается на сирийских курдов, негласно — на РПК. Теперь Анкара поставила ИГ и РПК на одну доску, пытается, с одной стороны, помешать усилению сирийских курдов, а с другой — нейтрализовать «своих». Это становится самостоятельным сюжетом, особенно с учетом того, что РПК денонсировало перемирие с Анкарой.

В то же время канцлер Германии Ангела Меркель в телефонном разговоре с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу, выражая солидарность и поддержку в области борьбы с терроризмом, указала, что «ответ Анкары на угрозы должен быть пропорциональным».

Берлин призывает «не прерывать примирительный процесс с курдами, придерживаться его, несмотря на все сложности». Аналогичную позицию заняла и верховный руководитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Федерика Могерини. Однако начав боевые действия, Турция стала превращаться в Ирак или Сирию с открытыми линиями фронта: внутри страны, а также по её восточным и южным границам.

Чем же НАТО поможет Турции? В связи с запросом Анкары по чрезвычайному заседанию Североатлантического совета появилось коммюнике альянса. Этот документ примечателен тем, что в нем просматривается турецкая диагностика сложившейся ситуации.

Анкара будет вести консультации по статье 4 Вашингтонского договора, которая гласит: «Договаривающиеся стороны всегда будут консультироваться друг с другом в случае, если, по мнению какой-либо из них, территориальная целостность, политическая независимость или безопасность какой-либо из договаривающихся сторон окажутся под угрозой».

В период «арабской весны», развития кризиса в Сирии и Ираке, Турция при созыве экстренных встреч Совета НАТО апеллировала к статье 5 Вашингтонского договора, которая предусматривает деятельность альянса для обеспечения защиты политическими, а при необходимости и военными средствами. И всегда получала отказ.

Напомним, что Турция присоединилась к НАТО 18 февраля 1952 года. В течение многих десятилетий она оставалась верным членом альянса и внесла значительный вклад в его безопасность во время «холодной войны». Анкара предоставляла в распоряжение блока значительные контингенты своих вооруженных сил: почти все сухопутные соединения и две воздушные армии. Военнослужащие турецкой армии были задействованы в операции в бывшей Югославии и первой войне в зоне Персидского залива. Подразделения Турции действуют в составе Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF), а ВВС были привлечены к участию в натовской операции в Ливии.

Но как будет на сей раз, когда среди партнеров Турции по НАТО обозначена разная оценка потенциальных возможностей ИГ?

Похоже, что альянс будет подменять понятия, чтобы ориентировать Турцию на длительную борьбу с террористами. Как заявил экс-аналитик ЦРУ и государственного департамента США Пол Гобл, «в борьбе с боевиками ИГ необходимо использовать военную силу, но невозможно одержать победу над боевиками исключительно военным путем, надо также вести против ИГ и идеологическую войну».

Ранее командующий американскими силами специального назначения на Ближнем Востоке генерал-майор Майкл Нагата в New York Times также отмечал, что считает первоочередной задачей удар по идеям ИГ, обозначив таким образом путаницу, которая существует в представлениях об ИГ на Западе. Не этим ли фактом, как предполагает американское издание The Atlantic, США пытаются объяснить тот факт, что несмотря на присутствие своих военных советников в Ираке им не удается остановить там ИГ и предотвратить процесс распада там государственности? Не является ли это открытом намеком Анкаре на то, что ей не стоит рассчитывать на появление какого-либо воинского контингента из стран-союзников по НАТО на ее территории?

Наконец, одна из целей ИГ — пересмотр границ, установленных соглашением Сайкса-Пико (тайное соглашение между правительствами европейских стран, заключенное в 1916 году для разграничения сфер влияния на Ближнем Востоке). Об этом уже не первый день публично рассуждают авторитетные западные эксперты. Поэтому апелляция Анкары к статье 4 Вашингтонского договора объяснима.

Именно этим обстоятельством объясняется предпринятый по инициативе турецкой стороны телефонный разговор между президентом России Владимиром Путиным и президентом Турции Реджепом Эрдоганом.

Согласно официальному сообщению, «главы государств обменялись мнениями о ситуации на Ближнем Востоке, прежде всего в Сирии и Ираке, в плане наращивания многосторонней и двусторонней координации в целях повышения эффективности противодействия угрозам, исходящим от «Исламского государства». При этом отмечается, что лидеры двух стран подчеркнули необходимость «консолидации усилий всех заинтересованных государств на международно-правовой основе» для успешной борьбы с распространением терроризма и экстремизма».

Теперь Эрдоган намерен отправится с визитом в Пекин, в ходе которого — помимо вопросов экономического сотрудничества двух стран — будет обсуждаться и борьба с ИГ. Турция, оказавшись в сложной ситуации, решила не складывать «яйца в одну корзину».


Восточная редакция ИА REGNUM

Подробности: /forum/go/437c585eb57eb931987f4e5f85be0343 Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.