2013/02/11 17:54
Последние события в северном Ираке — активизация вооруженных формирований ПКК, притеснения граждан Ирака туркменской национальности, подготовка к референдуму о независимости этого региона — серьезно встревожили как политиков, так и общественность Турции. Уже сегодня на границе с Ираком стоит армия численностью 240 тысяч человек и ждет приказа о вторжении. Генералитет Турции неоднократно заявлял о недопустимости создания у своих границ курдского государства, необходимости нанесения ударов по базам курдских сепаратистов ПКК на территории Ирака. Однако политическая власть Турции никак не может решиться принять радикальное решение и отдать приказ о вторжении. Оппозиция обвиняет власти как минимум в нерешительности. С каждым днем растет недовольство правительством Эрдогана, уже среди населения рейтинг властей сегодня на самой низкой точке со дня прихода к власти, а ведь в недалеком будущем в Турции пройдут президентские и парламентские выборы…


Кризис власти

На первый взгляд Эрдоган и его партия твердо стоит у власти, и ничто не может его столкнуть с олимпа власти. Но это только на первый взгляд, а он, как известно, часто обманчив. Достаточно посмотреть на последние выступления Эрдогана и его сподвижников, чтобы заметить нервозность и неуверенность. Партия власти в нерешительности, на повестке извечный вопрос — что делать?
Есть несколько причин, по которым можно прогнозировать возрастание накала страстей как внутри самой страны, так и за его пределами. Причем напряженность вне самой Турции оказывает на страну и на власти больше давления, чем обстановка внутри государства.
Правительство Эрдогана впервые столкнулось с настоящим сопротивлением внутри страны. Против правительство ополчились не только политики парламентской оппозиции, но и те, кто остался за дверьми парламента, однако имеет огромное влияние на повседневную жизнь страны. Это, в первую очередь, националистические, правоцентристские партии и организации, у которых накопилось очень много вопросов к правительству. Причем в Турции, по сравнению с другими странами, экономические вопросы являются не самыми важными и главными, на первом месте политика, и, в частности, три направления: Кипр, северный Ирак и «геноцид армян». А именно в этих вопросах правительству Эрдогана хвастаться нечем.
Эрдогану постоянно напоминают о неудачах в этих вопросах. Позиция власти, которая после десятилетий вражды в первые решилась на открытие своих границ для самолетов и судов греческого Кипра, вызвала такое бурное негодование, что властям пришлось дезавуировать свои решения, и хорошо, что греки отказались сами от представленного одного аэропорта и одного морского порта. В конечном итоге указанный отказ создал Эрдогану большое пространство для маневров, но неприятный осадок от действий правительства остался…
Далее, именно за года правления Эрдогана в нескольких странах мира был признан так называемый «геноцид армян». Вот уже и в Конгрессе США в серьез собираются обсудить этот вопрос. При этом, внутри страны Эрдогана обвиняют в неумелой дипломатии, ядром, которой, по мнению оппозиции, является политика угодничества сильным мира сего.
Другие считают, что власти взяли такую линию внешней политики сознательно, для того чтобы добиться вступления в ЕС. Однако, как известно, на этом поприще у Турции достаточно серьезные противники и в первую очередь Франция, с которой отношения хорошими назвать нельзя. Турцию в ЕС не принимают. И это еще один провал Эрдогана. Ведь получилось, что Турции, смотря в сторону закрытых дверей Европы, попросту проморгала то, что происходит у нее под носом. А конкретно — то, что происходит в северном Ираке. Ведь это не только следствие политики США, желаний и стремлений курдских сепаратистов, но и последствие недальновидной политики властей самой Турции. В рядах недовольных политикой власти представлен и генералитет, а это для Турции может иметь самые непредсказуемые последствия, вплоть до переворота.
В истории Турции такое было, и не раз. В самые критические моменты истории страны войска «наводили порядок». Раньше такое поведение армии было даже узаконено конституцией страны, где прямо указывалось, что именно армия является гарантом государственности, светскости, демократичности Турции. После прихода к власти Эрдогана эта статья конституции была изменена, в первую очередь под давлением ЕС, который выдвинул это условие в качестве требования для вступления Турции в организацию. Статью конституции отменили, но Турцию в ЕС не приняли, наоборот вслед за этим последовали другие требования, такие как признание «геноцида армян», признания греческого Кипра и т.д. Но это невозможно. Отказ от этих линий может обернуться для страны такими трагическими последствиями, что ни одно правительство не устоит у власти. Понимает это и Эрдоган, но он, кажется, уже в тупике, выход из которого ему не светит…
Это те проблемы, с которыми столкнулись власти Турции. Проблемы, конечно, не сегодня появились, они были всегда. Но именно правительство Эрдогана пошло на решение этих проблем, и проиграло европейцам, теперь ему это постоянно напоминают. Ведь страна на пороге выборов.
Сначала будут проведены президентские, а затем и парламентские выборы. Президента страны выбирает парламент. Там у Эрдогана почти все «схвачено». Его партия здесь имеет подавляющее большинство, оппозиция в лице Дениза Байкала малочисленна, но имеет поддержку вне парламента страны. Партия власти, естественно, хочет видеть на этом посту Эрдогана. Голосов за него будет дано в парламенте достаточно, для того чтобы премьер стал президентом. Однако осадок того, что он будет президент не всей Турции, а только АКП — партии власти — остаются. И договориться по этому вопросу с Байкалом никак не удается. Ведь для поддержки кандидатуры Эрдогана на пост президента он потребовал «всего лишь»… ввода войск в северный Ирак. Именно этого — военного вмешательства в Ирак — пытается избежать Эрдоган.


Курдистан — мифы и реальность…

То, что в северном Ираке пройдет референдум — не новость. Уже сегодня можно смело сказать какой ответ будет получен по итогам возможного референдума — курды, которые при поддержке американских и британских войск проводят в регионе политику сепаратизма, скажут «да» курдской автономии. Как минимум. А могут и за государственную независимость «Курдистана» проголосовать… И что тогда остается Турции? Что будет с Ираком? Какая судьба ожидает туркменов?
Возможность рождения первой курдской автономии реальна, хотя бы по той простой причине, что за это ратуют именно американцы. Вашингтон на сегодня в глубоком цейтноте из за ограниченного времени, отпущенного администрации Буша. А подконтрольная Вашингтону курдская автономия, на территории которой находится основная часть огромных запасов энергоносителей Ирака, — это хороший выход из сложившегося положения. Даже если придется вывести войска из страны, тем самым окончательно смириться с гражданской войной в Ираке, можно не беспокоиться за нефть и газ, поступающие из этой страны на мировой рынок. «Нефть взамен за независимость» — старо как мир. Курды получают впервые за свою историю независимость под прикрытием американских штыков, а мир получает стабильный канал доставки нефти и газа. Все бы ничего, но вот только фактор Турции как то не укладывается в этот проект США. По этому по поводу и без официальные лица Вашингтона не перестают заявлять в один голос — они против вмешательства Турции дела в северного Ирака. И ведь всего 3–4 года тому назад американцы, мягко говоря, просили турков выставить несколько тысяч солдат для вторжения в Ирак, а затем и для поддержания порядка на севере страны. Видимо приоритеты американцев круто поменялись или они были уверены, что Эрдоган и его партия ни за что не решатся вступить в войну.
Однако случилось то, что случилось — турки не вступили в войну, американцы нашли новых союзников в лице курдского сопротивления. И вот результатом этого гибрида и является курдская автономия на границах Турции. Осмелевшие курды, получив «добро» американцев, не бояться угрожать Турции, лидеры заявляют о готовности оказать сопротивления турецким войскам в случае вторжения. В реальности, конечно, армию остановить они не в силах, однако потрепать могут и могут очень сильно. Ведь за эти годы на этой территории создана целая армия курдских боевиков, прошедших не только хорошее обучение под руководством американских советников, но участвующая в боях с арабским сопротивлением. То есть, есть уже боевая структура, которая может оказать сопротивление наступающим турецким войскам. Это может привести к нежелательным жертвам с обеих сторон. А пролитая кровь никак не сможет способствовать дальнейшему урегулированию проблемы. Турецкая сторона неоднократно заявляла, что не собирается оставаться в северном Ираке, однако и здесь возникает резонный вопрос — а что потом, когда уйдет армия Турции? Ведь вновь вернуться курдские боевики, и туркменам, чьи интересы защищает Турция, вновь придется покинуть свои дома, села и города, как сейчас происходит в Мосуле и Керкуке.
Вопросов очень много. Но верное решение проблемы не известно никому. Кажется круг замкнулся, не вводя войска в северный Ирак, Турция рискует получить у себя под боком нежелательную курдскую автономию, а поступив наоборот, то есть вступая в войну в северном Ираке, Анкара может получить другие неприятности. Это протест США и других ведущих держав мира, которые никак не хотят увеличения турецкого вмешательства в регионе, это человеческие жертвы, которые неизбежны как среди армии, так и среди мирного населения, ведь определенно, что курдские террористы не ограничатся ведением боевых действий против армии, а начнут широкомасштабные террористические акции и на территории Турции. Война — это удар и по экономике страны, которая и так живет в постоянном ожидании кризиса. И еще не менее важная деталь — начало военных действий, по прогнозам аналитиков, усилит среди населения националистические взгляды, а это в свою очередь увеличит число сторонников МХП и других таких партий. А выборы не за горами… И еще — война даст возможность еще более усилить позиции военного генералитета, которые и сегодня очень значимы, ведь с началом войны с ними говорить на равных не удастся никому, даже премьер-министру, спикеру или президенту, что впрочем не важно…
Решится ли Эрдоган на ввод войск в северный Ирак? Анализ местных и зарубежных аналитиков показывает, что единого мнения по этому поводу в правительстве нет. Но события в северном Ираке, попытка курдских лидеров форсировать события, их угрозы и неприкрытые оскорбления в адрес Анкары, ускорят выбор Турции. Немаловажно и давление внутри страны. Кроме оппозиции, отдельных слоев общества и медиа, теперь и армия в открытую ратует за старт операций против курдских боевиков. Для начала военные предлагают нанесение воздушных и ракетных ударов по базам сепаратистов. Политики, особенно те, кто стоит у власти, пока молчат… Возражать нечего или не хотят встревать? Ведь и так понятно, что в данном случае между нанесением ударов с воздуха или введением войск разница на столько мала, что ее почти не видно…


Маркетинг и Консалтинг - Информационно-аналитическое агенство

Навигация

Вернуться в Архив статей

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот раздел форума просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5