2013/02/11 17:53
Складывание аграрной структуры, отмеченной усилением частновладельческих тенденций, означало на деле стадиальные сдвиги, переход от ранних к более развитым феодальным отношениям. Для прежнего поземельного режима было характерно преобладание внеэкономических форм принуждения. Суть перемен состояла в увеличении поземельной зависимости крестьян при сохранении определенных старых и появлении некоторых новых признаков личной несвободы. При этом менялось не только положение эксплуатируемого производителя, но и фигура его эксплуататора. На смену сипахи, или прямому агенту правительства, действия которого были строго регламентированы султанскими установлениями, пришли люди, чья деятельность определялась узко собственническими интересами. Сколь бы ограниченным ни было участие подобных лиц в организации сельскохозяйственного производства, присущее им стремление добиться увеличения доходности земельных владений выступало как своеобразный импульс к более эффективному использованию ресурсов, находившихся в их распоряжении: земли, людей, скота.

Эволюция аграрных отношений оказала глубокое воздействие на все стороны жизни османского общества. Появление ряда новых культур - кукурузы, табака, томатов, перца и некоторых других - свидетельствует об определенном прогрессе производительных сил в земледелии. Вместе с тем существует немало свидетельств современников о сокращении посевных площадей во многих районах османского государства. Поскольку орудия труда оставались неизменными, объяснение подобного, парадоксального на первый взгляд, положения заключается, по-видимому, в увеличении урожайности полевых культур.

Свидетельства очевидцев и документы XVII-XVIII вв. говорят и о другом следствии перемен в аграрной структуре - заметном ухудшении положения основной массы сельских жителей. Складывание новой аграрной структуры привело к существенному ухудшению положения зависимого крестьянства. В XV-XVI вв. турецкие крестьяне пользовались правом устойчивого наследственного держания земли. С распадом сипахийской системы изменился и объем их прав на землю. Сельское население лишилось возможности долгосрочного держания земли, сохранив за собой лишь право пользования ею. Складывание частного землевладения не означало прямого обезземеливания крестьян. Следствием потери владельческих прав было для райи усиление экономической зависимости от землевладельца, а последнему открывало новые возможности для эксплуатации крестьян. Зачастую, будучи не в состоянии выполнить свои возросшие обязательства перед феодалом и государством, земледелец прибегал к "услугам" ростовщиков, закладывая свой дом, скот и будущий урожай, и постепенно все глубже увязал в долговой кабале.

Большой объем налогов, кабальные условия ростовщических займов, произвол и насилия землевладельцев и местных властей вынуждали сельских жителей отдавать не только излишки, но и часть необходимого продукта. Тем самым подрывалась заинтересованность крестьянина в результатах своего труда. На основе многолетнего опыта пребывания в Османской империи английский дипломат П. Рико писал в 1668 г., что жизнь султанских подданных определяют отсутствие уверенности в будущем и опасение за свое имущество, в этом - основная причина "запустения деревень и плохой обработки земли, нежелания строить прочные дома и хозяйственные постройки, которые могли бы простоять более пятнадцати или двадцати лет, малого количества плодовых насаждений, красивых садов и виноградников".

О том же писал в своих дневниках француз Поль Лука, путешествуя в начале XVIII в. по Малой Азии: "Поля [Анатолии], наполовину заброшенные, потеряли лучшую часть своих жителей, и ныне можно найти в этой обширной стране лишь несколько незащищенных городов и большое количество полуразрушенных деревень. Крестьяне чрезвычайно ленивы и обрабатывают так мало земли... что огромная часть страны остается невозделанной".

Об ухудшении положения крестьян косвенно свидетельствуют данные о состоянии государственных финансов. С 1650 по 1679 г. сумма доходов государства увеличилась на 10 %, но за это же время стоимость турецкой серебряной монеты - акче упала на 87 %. То обстоятельство, что поступления в казну росли значительно медленнее, чем падал курс денег, показывает крайнюю ограниченность податных возможностей населения и прежде всего - крестьянства.

Доказательством очень тяжелых условий жизни райи служат факты массового бегства крестьян из деревень. Борьба с бегством крестьян стала предметом особых забот правительства. Из Стамбула по всей империи рассылались строгие указы, требовавшие от местных властей возвращения беглых крестьян на прежние земли и принятия строгих мер для предотвращения ухода.

Приток беглых крестьян в города определил довольно высокие по тем временам темпы роста численности городского населения в Османской империи. Однако феодальная анархия, частые мятежи пашей, выступления недовольных сипахи, янычарские бунты нарушали ритм хозяйственной жизни, отрицательно сказывались на положении в городах. Кроме того, бедность сельского населения препятствовала расширению емкости внутреннего рынка, а следовательно, тормозила прогресс ремесленного производства.

В условиях крайне ограниченного спроса внутри страны первостепенное значение для роста городов приобретают внешнеторговые связи и в частности, вывоз изделий турецкого ремесла в Европу. Характерно, что все крупнейшие города Османской империи так или иначе были тесно связаны с внешним рынком. Одни из них - Стамбул, Измир, Салоники, Искендерун - были морскими портами, через которые осуществлялась торговля с различными странами Европы. Другие - Эрзерум, Токат, Трабзон, Дамаск, Халеб - являлись центрами транзитной торговли.

Интенсивность торговой жизни Стамбула в конце XVII в. показывают следующие данные: ежегодно в столицу приходило 6-10 караванов из Ирана, 3-4 каравана из Халеба, 2 - из Басры. Каждые 8 дней отправлялись в Стамбул караваны из Измира, каждый месяц - из польского города Кракова. Кроме того, Стамбул ежегодно принимал по несколько десятков торговых судов из Франции, Англии, Голландии, Венеции.

Левантийская торговля способствовала быстрому расцвету Измира и Салоник. Еще в начале XVII в. сирийские города - Сайда, Триполи, Дамаск и особенно Халеб - привлекали европейских торговцев. Ухудшение внутреннего положения в Сирии во второй половине XVII в. крайне осложнило торговлю в этом районе и заставило купцов искать более безопасные торговые пути. Центр экономической активности переместился на побережье Малой Азии и в Румелию. По мере того как Измир и Салоники богатели, сирийские города отходили на второй план.

Со второй половины XVII и до конца XVIII в. сохраняется устойчивая тенденция к увеличению масштабов внутренней торговли в азиатских и европейских провинциях империи, но темпы роста оставались медленными. Бедность населения ограничивала размах коммерческих операций. Местное купечество накопило значительные денежные средства. Однако то обстоятельство, что большинство крупных торговцев - тюджаров и ходжей - были немусульмане, ставило османское купечество в двойственное положение. Выступая как носители торгово-ростовщического капитала, они эксплуатировали народ, но и сами испытывали тяжкий национальный и религиозный гнет. Полная незащищенность личности и имущества торговцев от посягательства османских властей ограничивала инициативу местного купечества. Характерной чертой экономической ситуации во второй половине XVII в. был рост финансовых трудностей. Сокращение налоговых поступлений привело к острой нехватке ценных металлов. В 1648 г. дефицит бюджета составлял 150 млн. акче, в 1653 г. - 170 млн. акче. В конце XVII в. расходы правительства в полтора раза превышали поступления, а бюджетный дефицит достиг 200 млн. акче. Для того чтобы ликвидировать его, собирали налоги за 3 года вперед.

Нехваткой серебра поспешили воспользоваться европейские купцы, для которых ввоз монет стал наиболее доходной торговой операцией. Особенно преуспели французы, которые в течение многих лет сбывали монету в 5 су с уменьшенным содержанием серебра и получали на этой операции до 100 % прибыли. Империя оказалась наводненной фальшивыми и неполноценными деньгами, которые нередко выпускало и само правительство. Поэтому стоимость акче продолжала падать. Если в 40-е годы XVII в. за 1 венецианский дукат давали 160 акче то к концу 70-х годов - 300 акче.

Из-за хаоса, царившего в монетной системе, положение на рынке оставалось крайне неопределенным. В ряде случаев кредиторы, предоставляя трехмесячную ссуду, учитывали возможное падение стоимости акче на 20 %. Пытаясь стабилизировать курс турецкой валюты, Порта начала выпускать новую серебряную монету - куруш, или пиастр (120 акче). Однако покупательная способность турецких денег продолжала падать.

В своем стремлении добиться увеличения поступлений в казну правительство увеличивало "чрезвычайные" налоги. Если первоначально они взимались эпизодически для обеспечения военных нужд государства, то ко второй половине XVII в. многие из них уже превратились в обычные подати. Расширилась и сфера действия "чрезвычайных" налогов. Раньше часть населения была освобождена от их уплаты за выполнение определенных повинностей. Отныне же указанные сборы стали взиматься со всех подданных.

Широкое развитие получила откупная система. По существу сдача на откуп государственных доходов (ильтизам) означала усиление феодального гнета. Сбор государственных налогов отдавался на откуп посредством публичных торгов. Порта объявляла свою цену, примерно равную фактическому размеру налогов, и продавала их тому из кандидатов, кто назначал большую сумму сверх первоначальной. То, что откупа давались на короткий срок - от одного до трех лет, лишь усиливало произвол откупщиков, норовивших обеспечить себе большую прибыль.

Глава финансового ведомства Турции в конце XVII в. дефтердар Кесе Халил-паша так описывал последствия хищнической эксплуатации зависимого населения владельцами откупов: "Поскольку эти торги совершаются ежегодно, результатом является то, что райят не имеет никакой защиты, не находит никакой поддержки в трудную минуту, что плоды его труда, урожаи его виноградников и полей не позволяют ему выплачивать ростовщический процент с сумм, которые он вынужден занимать, а с другой стороны, торги, ограничивающие владение годом-двумя, заставляют брать все, что можно. А в итоге - крестьяне ограблены и несчастны, да и казна не богатеет".

В 1695 г. была осуществлена важная реформа откупной системы. Вместо краткосрочных Порта ввела пожизненные откупа - маликяне. В султанском фирмане, изданном по этому случаю, прямо указывалось, что маликяне вводятся для того, чтобы "обуздать тиранию и алчность откупщиков... и обеспечить наконец хорошее состояние казны". Однако система маликяне, распространившаяся по всей стране, вызвала усиление произвола откупщиков, освобожденных от всякого контроля со стороны государства. Переход к долгосрочным откупам не разрешил и финансовых трудностей.

Удовлетворив с помощью денег, полученных от владельцев маликяне, свои текущие нужды, государство в дальнейшем лишалось важнейших источников доходов, которые превращались в пожизненную ренту откупщиков. Таким образом, Порта стала подрывать последнюю опору своей некогда сильной экономической базы, основанной на доходах от государственного имущества.

Как и раньше, сбор податей сопровождался вымогательством и открытым грабежом. Вот как описывал иерусалимский патриарх Досифей взимание джизьи с немусульман: "А нынче учинили, чтоб дали по два червонных, а нищие по одному червонному. И мыслят разные причины и от нищих берут по четыре червонных, а кто не может платить тех денег, тотчас его басурманят, а иным ничем не уйти. И от шестилетних ребят берут дань, которое хотя есть противно закону их, понеже, кто не имеет четырнадесяти лет возрасту своего, дань не берется платить, однакоже они ныне берут и от малых ребят...".

Новым моментом в фискальной политике явилось усиление налогового обложения жителей городов. С помощью этой меры Порта пыталась компенсировать сокращение податных поступлений от крестьянства. Опасаясь взрывов народного негодования, власти почти не прибегали к введению новых прямых налогов. Особое внимание было обращено на усиление косвенного обложения за счет повышения таможенных пошлин, сборов за провоз и торговлю различными предметами массового потребления. Среди подобных мер следует отметить повышение пошлин на пользовавшиеся широким спросом среди горожан табак, кофе, вино.

"Нищета", "великое разорение", "грабительства и насилия" - эти слова не сходили со страниц сообщений иностранных послов и путешественников, описывавших положение трудовых низов османского общества в XVII-XVIII вв. Тяжелый гнет феодалов, усиление эксплуатации и ухудшение материального положения райи вызвали нарастающую волну народных выступлений в Османской империи.

В зависимости от конкретных условий сопротивление райи имело различный размах и остроту. Наряду с использованием таких форм пассивного протеста, как подача жалоб и прошений, крестьяне прибегали к открытому неповиновению, отказываясь платить налоги, уничтожая налоговые реестры и убивая султанских чиновников. Изучение архивных документов позволяет выделить два основных вида крестьянских выступлений: уходы из деревень и вооруженная борьба в форме "разбоя". В Османской империи возможность бегства крестьян облегчалась наличием больших пространств пустующей земли и малой населенностью многих областей государства. Однако подобный метод не мог сколько-нибудь существенно улучшить положение сельского населения.

Отчаявшись добиться изменений условий своей жизни мирными средствами, крестьяне брались за оружие. В ряде случаев народный протест выливался в восстания, в которых социальное начало переплеталось с политическим и религиозным. Такими были продолжавшиеся в Анатолии выступления "джеляли", восстания в Румелии, Ливане, Египте, Йемене. Обычно же вооруженная борьба сельского населения принимала форму "разбоя". Крестьяне уходили в леса или горы, где, объединившись в небольшие отряды, держали в страхе целые районы Анатолии и Румелии. Выступления "разбойников" чаще всего были направлены против власть имущих и местных богатеев. Они убивали землевладельцев и ростовщиков, грабили их имущество, жгли дома конюшни, риги, ломали сельскохозяйственные орудия, угоняли скот уводили с собой крестьян. Нападали они и на сборщиков налогов управляющих поместьями, купцов. Все это свидетельствует, что именно социальное недовольство было основой крестьянских разбоев. Вместе с тем, в различных районах Османской империи подобная форма сопротивления имела свои специфические особенности. На Балка выступление крестьян приняло форму гайдучества, которая одновременно представляла собой и классовую, и национальную борьбу.

Повсеместная борьба крестьян сливалась с народными выступлениями в городах Османской империи. Дороговизна, "великая денежна скудость" и постоянно возраставшие поборы были основными причинами восстаний горожан.

Одним из наиболее крупных городских восстаний во второй половине XVII в. было выступление ремесленников и торговцев Стамбула в 1651 г. Непосредственной причиной возмущения была попытка великого везиря Мелек Мехмед-паши в очередной раз понизить содержание серебра в акче и в принудительном порядке ввести подобные монеты в обращение. Недовольные ремесленники и торговцы закрыли-свои лавки. Затем 50 тыс. недовольных горожан окружили дворец, требуя встречи с султаном Мехмедом IV. В ходе полученной аудиенции делегация цеховых старшин добивалась отмены принудительного распространения низкопробных акче, а также упразднения ряда новых налогов, введенных правительством. Горожане предъявили султану список 16 крупных вельмож во главе с великим визирем, требуя их казни. Все пожелания "мятежников" пришлось выполнить. Недоброкачественные монеты были изъяты из употребления, вновь введенные налоги отме-нены, а названные народом сановники отправлены в ссылку. Только после этого собравшиеся у дворца разошлись, вновь открылись торговые ряды и лавки ремесленников.

Навигация

Вернуться в Архив статей

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот раздел форума просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2