2013/02/11 17:53
Развал государства малоазийских Сельджукидов во второй половине XIII в. и изменившаяся ситуация в державе Хулагуидов на рубеже XIII-XIV вв. создали благоприятные возможности для появления на территории Анатолии ряда небольших эмиратов - бейликов. Формально они сохраняли зависимость от монгольских наместников и правителей Коньи, выплачивая им ежегодно определенную сумму податей, но фактически довольно скоро превратились в самостоятельные государственные образования. Этот процесс обозначился прежде всего в уджах, где сосредоточилась большая часть кочевых и полукочевых племен, незадолго до этого переселившихся в Малую Азию. Побывавший в этих районах в конце XIII в. известный путешественник Марко Поло так описывал население уджей: "Туркмены чтут Мухаммеда и следуют его закону; люди простые и язык у них грубый. Живут они в горах и на равнинах, повсюду, где знают, что есть привольные пастбища, так как занимаются скотоводством". По свидетельству наблюдательного итальянца, туркмены составляли основную массу сельского населения, тогда как в городах преобладали греки и армяне, занимавшиеся торговлей и ремеслами.

У племен, живших на границах Конийского султаната, сложился определенный военно-кочевой быт: часть соплеменников несла военную службу, другие пасли скот, занимались домашними промыслами. Практически все жители уджей были вооружены - постоянные стычки с соседями из-за пастбищ и угона скота, набеги с целью грабежа или захвата новых земель составляли неотъемлемую часть их каждодневной жизни. Внутреннее управление в уджах отличалось патриархальной демократичностью. Как правило, местные правители - беи - избирались на советах племенной знати и выступали преимущественно в роли военных предводителей. В качестве ближайших сподвижников бея подвизались его родственники - сыновья и братья, которых он назначал управителями захваченных городов и крепостей. Постоянное участие в военных экспедициях сплачивало население уджей и превращало в послушное орудие в руках их вождей. Общему единению способствовала деятельность странствующих мусульманских вероучителей - "баба", выступавших активными проповедниками войны с "неверными". В целом ситуация в пограничных уджах напоминала те порядки, что сложились в Малой Азии в ходе первого вторжения тюркских племен.

Большинство первых бейликов начало свое самостоятельное существование на землях, отвоеванных у "неверных"; это Караман, Ментеше, Чобан. Другие княжества сложились на землях, отведенных их вождям сельджукскими или монгольскими властями; позже, воспользовавшись политической обстановкой, местные эмиры порвали связи со своими сюзеренами и стали независимыми правителями.

Так возникли бейлики Эшреф, Гермиян и Хамид. История княжеств Караман, Ментеше, Гермиян известна лучше, ибо они оказали наиболее существенное влияние на дальнейший ход турецкой истории.

Бейлик Караман сложился в предгорьях Тавра к северу и западу от Киликийской Армении. Интересное свидетельство о ранней истории этого княжества оставил армянский летописец XIII в. Смбат Спарапет. Рассказывая о событиях 1263 г., он записал, что "появился некий Хараман из рода кочующих племен исмаильтян (т.е. мусульман), и присоединились многие из его племени, и потребовал он, чтобы величали его султаном. Он сделался настолько сильным, что румский султан Рукнед-дин [Кылыч-Арслан IV ] не осмеливался возражать ему. Хараман захватил в свои руки большинство областей с крепостями и стал сильно притеснять Исаврию и Селевкию [области к северу и западу от Киликии ], пленив жителей. Он дважды разгромил войска царя Гетума, охранявшие границы". Наибольшую известность приобрел его сын Мехмед, завязавший тесные связи с Бейбарсом. Поддержав восстание Джимри, он стал при нем фактическим правителем Коньи. С именем Мехмеда Караманоглу связывается и первая попытка перевода канцелярского делопроизводства с персидского языка на язык "тюрки". Монгольские наместники неоднократно предпринимали походы в земли Карамана, но несмотря на тяжелые поражения княжество продолжало существовать. При преемниках Мехмед-бея оно значительно расширилось. В 1308 г., вновь завладев Коньей, караманские эмиры открыто заявили о своих претензиях стать преемниками сельджукских султанов.

Сын сельджукского наместника в Сивасе Ментеше Челеби начал действовать как вассал Карамана, но затем основал собственное княжество в юго-западной части Малой Азии на территории византийской провинции Кария. Само расположение бейлика - на значительном удалении от монгольских властей и по соседству с владениями византийцев, генуэзцев, венецианцев на побережье Эгейского моря - определило и характер действий эмира и его преемников. Они были направлены на расширение зоны влияния Ментеше в Западной Анатолии и одновременно на получение доходов от левантийской торговли. Свои замыслы наследники основателя бейлика сумели реализовать лишь отчасти. Им удалось установить контроль над землями южнее р. Меандр (Большой Мендерес). С помощью местных греческих моряков был создан собственный флот. Его назначением были не столько торговые перевозки, сколько пиратские операции в Эгейском море. Однако активность пиратов Ментеше оказалась вскоре скована противодействием рыцарей Ордена госпитальеров (иоаннитов), обосновавшихся в 1306-1309 гг. на о. Родос и посвятивших себя борьбе с мусульманским присутствием в Средиземноморье.

Как и Ментеше, бейлик Гермиян сложился на базе западного пограничного уджа, соседствовавшего с владениями Никейской империи. Еще в начале 40-х годов гермиянцы были использованы для подавления восстания Баба Исхака. Спустя два десятилетия их переместили на запад, к Кютахье, чтобы противодействовать местным туркменским вождям из бейлика Денизли, который был уничтожен монголами после восстания Джимри. В начале 80-х годов гермиянские эмиры сами выступили против правителей Коньи. Укреплению нового бейлика в немалой степени способствовали внешние обстоятельства, в частности крах Латинской империи и воссоздание Византийской империи в 1261 г. Вновь утвердившиеся в Константинополе Палеологи сосредоточили все свое внимание на сохранении балканских владений. Оборонительная система, существовавшая до этого времени в западных районах Малой Азии, пришла в упадок и не могла более сдерживать напор тюркских кочевников - "отчаянных воинов", по определению арабского автора XIV в. Успешные походы гермиянских военачальников на византийские земли подняли престиж княжества и позволили существенно расширить его территорию. В начале XIV в. бейлик располагался на землях, простиравшихся от Филадельфии (Алашехира) на юге до Анкары на севере и Кыршехира на востоке.

В отличие от первых трех княжеств эмират, управляемый наследниками Хюсамеддина Чобана, предводителя экспедиции в Крым, просуществовал недолго. Он сложился на базе северо-западного уджа, занимавшего важную в стратегическом отношении территорию между Никейской империей и Трапезундом. Его вожди часто выступали в качестве предводителей местных "гази". Они также активно участвовали в сложной политической борьбе между различными претендентами на султанский престол в Конье, помогая то одному, то другому представителю династии Сельджукидов поддерживать связи с Константинополем и Трапезундом. Эта деятельность не прошла мимо внимания монгольских властей в Анатолии. В 1291 г. монголы помогли предводителю небольшого отряда Шемседдину Яману Джандару разделаться с последним эмиром из рода Чобанидрв и создать собственное княжество на захваченных землях.

Навигация

Вернуться в Архив статей

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот раздел форума просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3