2013/02/11 17:54

Мавлана́ Джалал ад-Ди́н Мухамма́д Руми́ (30 сентября 1207, Балх, Афганистан — 17 декабря 1273, Конья, Турция) — выдающийся персидский поэт-суфий. Руми — духовный предок дервишей этого самого влиятельного в Османской Турции и существующего и в наше время тариката.
Родился в городе Балх, Афганистан, бывшем в то время крупным городом иранской провинции Хорасан, в семье популярного в народе придворного учёного богослова-юриста и проповедника-суфия — Мухаммада бен Хусейна аль-Хатиби аль-Балхи, известного как Баха ад-Дин Валад (1148—1231), вынужденного бежать из родного города и, после долгих скитаний, обосновавшегося в Малой Азии (Рум) при дворе турок-сельджуков в городе Конья. Джалал ад-Дин получил хорошее образование не только богословско-юридическое, но также и в области точных наук.

В 1231 году отец Джалал ад-Дина умер, и Джалал ад-Дин занял его место при дворе. Впечатления скитальческой жизни, социальных неурядиц Ирана, надвигающейся грозы монгольского нашествия углубили суфийские настроения Джалал ад-Дина и привели его в ноябре 1244 года после знакомства с Шамсуддином Тебризи в лагерь крайних суфиев, которых обвиняли в пантеизме, что вызвало столкновение с клерикальным духовенством и повлекло гибель сына Джалал ад-Дина и друга-учителя Шамса Тебризи. Руми (Мевляна) стал вдохновителем дервишского ордена «мевлеви», который уже после его смерти был основан его сыном. Последние годы Джалал ад-Дина были посвящены литературному творчеству и проповеднической деятельности.



В 1225 году, Мевлана женился на уроженке Карамана, дочери Шефеддина Лалы, Гевнер Хатун, от брака с которой у него родились два сына, которых назвали Султан Велед и Аляеддин Челеби. Спустя годы, Мевлана, потерявший жену, повторно женился на вдове, Керра Хатун, котрая в одиночестве растила сироту. От второго брака у него родилось трое детей, два сына и одна дочь, которым дали имена Музаффереддин, Эмир Алым Челеби и Мелике Хатун.

В эти годы, большая часть полуострова Анадолу находилось в зависимости от Сельчукского двора. Конья была столицей державы, где было полно мыслителей, учёных, людей культуры и искусства, а сам город представлял собой хранилище произведений искусства. Это было время расцвета Сельчукской династии и на троне восседал Аляеддин Кекубат, который пригласил Сюльтанюль Улема Бахаеддин Веледа из Карамана в Конью, предложив поселиться в столице. 3 мая 1228 года он перехал в Конью. Государь принял его пышно и осыпал подарками и поселил его в медресе "Алтунапа". 12 сетября 1231 года Сюльтанюль Улема скончался. Для его могилы было выбрано место в цветочном саду дворца, которое в наши дни, является музеем Мевланы.



После смерти Сюльтанюль Улема его ученики и последователи начали сплачиваться вокруг Мевланы, сочтя его единственным духовным наследником своего учителя. И в правду, Мевлана представлял собой мыслителя в области науки и религии, читал популярные лекции по этим темам в Ипликчи медресе, которая стала местом паломничества народа. В 1244 году Мевлана встретился с Шемси Тебризи. Мевлана почувствовал в нём свет кристальной духовности, который назвал "Свет тенгри". Дружба их была замечательной, но продолжалась она недолго: Шемс вскоре скоропостижно скончался. После этого Мевлана на долгие годы "закрылся" в уединении.


Спустя годы Селахаддин Зеркуби и Хюсамеддин Челеби старались как могли восполнить место Шемси, но это им сделать так и не удалось. Мевлана, охарактеризоваший свою жизнь словами "ХАМДЫМ" (сгорел), ушёл из жизни в восресный день, 17 декабря 1273 года. Согласно завещания его погребальную молитву должен был читать Садреттин Коневи, но он, не справившись с горем, во время погребального обряда потерял сознание, поэтому молитва была завершена Кады Сираджеддином.


Мевлана принимал день смерти, как день возрождения, потому что после смерти его ждала встреча с любимым, то есть с Богом. Поэтому он готовился ко дню смерти, как к свадьбе и называл его "Шеб-и Арюс" (что-то вроде "невестинской ночи").

Он не верил в сметь, как в исчезновение, смерть была для него продолжением жизни в другом качестве, в единстве со своим первоисточником Тенгри, поэтому он велел последователям и ученикам не лить по нему слёзы.

После смерти не ищите могилу на земле, Наша могила в душе у просветлённых...
МЕВЛЯНА

Литературная деятельность Руми не многообразна, но очень значительна. Джалал ад-Дин был прежде всего поэтом. Его лирический «Диван», ещё детально не исследованный, содержит касыды, газели и четверостишия — рубаи. Поэт проводит в них идею ценности человека независимо от его земного величия; он протестует против мертвящего формализма религиозной обрядности и схоластики.

Эти идеи, выраженные пламенным языком в своеобразных формах, под покровом религиозного идеализма могли создавать и порой создавали определенно революционное настроение, способное сочетаться (и сочетавшееся) со стихийными выступлениями народных масс. Ряд лирических стихотворений говорит о практических удобствах суфизма, житейского и философского аскетизма.
Такое сочетание идеализма и практицизма характеризует и грандиозную эпико-дидактическую поэму (около 50000 стихов) Джалал ад-Дин — «Маснави» (Двустишия). Здесь в эпической форме поучительных рассказов, сопровождаемых нравоучениями или прерываемых лирическими отступлениями, проводятся те же идеи, но в более популярной форме. В целом эти рассказы составляют как бы энциклопедию суфизма.

Единства сюжета в «Масневи» нет; всё произведение, однако, проникнуто единым настроением; форма его — рифмующие двустишия, выдержанные в одинаковом ритме. В эпических частях Джалал ад-Дин выступает как художник-реалист, иногда как натуралист (его натурализм способен шокировать европейского читателя, но для Востока он обычен).

«Маснави» Джалал ад-Дин частично продиктовал любимому ученику и преемнику (в качестве главы суфиев) Хасану Хусам ад-Дину, который, вероятно, и побудил своего учителя к творчеству (вернее, к фиксированию устного произведения).
«Маснави» — одна из наиболее почитаемых (конечно, не фанатичным духовенством) и читаемых книг мусульманского мира. И в мировой литературе Джалаладдин может быть назван величайшим поэтом-пантеистом. Известны рукописи его пантеистического трактата «Фихи ма фихи» (В нём то, что в нём).

Так как орден Мевлеви был самым влиятельным среди аристократов Османской Турции, то с осторожностью можно допустить, что в противоположность другому великому поэту XIII века Саади — идеологу городского торгового класса — Джалал ад-Дин был ближе к феодальной аристократии, чем к землевладельческому классу.

Жизнь Руми составляет один из переплетающихся сюжетов в романе Орхана Памука «Черная книга» (1990).

Re: Мэвляна

Сообщение sevgilerimle 2014/06/19 12:10
"После смерти не ищите могилу на земле, Наша могила в душе у просветлённых..." интересная мысль... захотелось и Памука почитать, не знала, что "Чёрная Книга" об этом. :angel:
Аватара пользователя
sevgilerimle
сама доброта
 
Сообщения: 4946
Фото: 720
Регистрация: 10 фев 2006

Фильтры

Навигация

Вернуться в Архив статей

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот раздел форума просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3