2013/02/11 17:52
Семейные, родственные узы имеют для турок очень большое значение. В крестьянских, да и во многих городских семьях царит строгая и четкая иерархия: дети и мать беспрекословно подчиняются главе семьи – отцу, младшие братья – старшему, а сестры – старшей сестре и всем братьям. Иначе говоря, лестница подчиненности ведет снизу вверх от младшего к старшему, от женщины к мужчине.

Старший брат, агабей или ага, – как бы второй отец для остальных братьев. Он обязан охранять и честь сестер, что часто превращает его в маленького тирана, который делает сущим адом жизнь какой-нибудь сестренки. Братья и сестры зовут его не по имени, а просто – агабей, ага, что, впрочем, значит "господин". Старшая сестра, абла, – вторая мать для сестер, они тоже зовут ее не по имени, а аблой. Однако младший брат – какой-нибудь карапуз лет семи-восьми – может приказать абле, своей старшей сестре, взрослой девушке, подать что-либо, принести или сделать. И это считается нормой. Ведь он мужчина... Правда, пожилая и многодетная мать окружена уважением и любовью всех членов семьи, включая и мужа, особенно если она родила ему нескольких сыновей.

Девочки воспитываются, как правило, в духе смиренного послушания. Их будущий удел – быть прежде всего покорной женой и примерной матерью. Дочь может шутить и спорить с матерью, с отцом же она всегда крайне почтительна. Сын до 12 – 13 лет находится при матери, живет на женской половине дома. Став старше, переходит на мужскую половину.

Власть родителей почти безгранична. Даже взрослый мужчина не смеет в присутствии отца закурить без его разрешения, или сесть развалившись, или каким-то другим образом выказать свое непочтение к родителю. Бывший президент Турции Исмет Инёню как-то рассказывал, что, будучи уже генералом, он не смел курить при отце. Еще большее уважение оказывается в семье деду.

Родственники с отцовской стороны считаются более важными, чем с материнской. Амджа (дядя по отцу) расценивается, если можно так выразиться, как «пол-отца», а дайы (дядя по матери) – гораздо ниже. У турок названия и других родственников -племянников и племянниц, тетушек – тоже различаются между собой, смотря по тому, с какой стороны это родство – с отцовской или с материнской. В этом сказываются отголоски патриархальных отношений у предков турок – тюркских кочевников. Кочевое скотоводство, говоря упрощенно, ведет свое происхождение от охоты, тогда как земледелие – от собирательства. Охота и номадизм – мужские занятия. Отсюда в кочевых обществах сильнее развились патриархальные отношения, неограниченная власть мужчин. А собирательство и земледелие пережили длинный период матриархата. Ведь собирателями съедобных растений, плодов были преимущественно женщины, земледелие изобрели тоже они. Недаром у земледельцев больше всего почиталась богиня плодородия, а кочевники-скотоводы больше чтили богов солнца, неба или огня.

В родственных отношениях у турок, как и у других народов, прежде пли поныне связанных с кочевым скотоводством, доминирующее значение принадлежит патрилинейным связям, т. е. связям по мужской линии. Вот почему этнографы, описывающие турецкие семейные и брачные узы, обычаи, часто употребляют термины, начинающиеся словами «патри», «патро» (от грече-ского патер – отец); патронимия (именование по предкам мужской линии), патрилокальный брак (при котором жена поселяется в доме мужа), патрилинейный счет родства (т. е. по линии отца), патримониальное наследование (когда большую долю наследства получают сыновья, а не дочери), патрилинейный клан (группа семей, имеющих общего предка по мужской линии).

Почти каждая турецкая деревня делится не только на семьи – «большие» и «малые». В ней выделяются и более крупные подразделения – патрилинейные кланы, которые имеют свои названия – патронимии. Так, один клан называется Ахмедогуллары – дети Ахмеда («Ахмедовичи»), другой – Махмудгиллери, потомки Махмуда («Махмудовы»).

Сильнее всего пережитки патриархальных семейных отношений проявляются в «большой семье», которая состоит из нескольких «малых семей» – супружеских пар разных поколений: деда и бабки, отца и матери, взрослых сыновей с их женами и детьми. Такие семьи преобладают в деревне, немало их и в небольших городках: 20 – 30% всех семей. Молодые пары, как правило, не прочь бы выделиться из такой семьи, обособиться в своей собственной «малой семье». Но у них чаще всего нет ни своего дома, ни своего хозяйства, ни своего, в деревне, поля. Глава же «большой семьи» не хочет их ухода: жаль терять работников, выделять земельный участок. Ну, и, наконец, сельская традиция не одобряет отделения женатого сына от прежней семьи.

Дед в такой семье обычно является уже лишь формальным главой, в силу своего преклонного возраста он лишь «царствует, но не правит». Действительный глава – отец женатых сыновей. Он ведет бюджет семьи, распределяет работу в хозяйстве, поддерживает все связи с внешним миром: поездки на базар, купля-продажа, уплата налогов – его прерогативы. Мать ведает внутренним распорядком: домашняя уборка, стирка, приготовление пищи, распределение работы среди женской половины семьи – ее компетенция.

В таких патриархальных семьях к дочерям относятся без особой симпатии. Рождению девочки обычно не радуются. Ведь дочь уже в 12 – 14 лет выйдет замуж, уйдет в чужой дом. Она не работник в родном доме и тем более не наследник. Сын же останется дома, даже когда женится. Он работник и, главное, наследник. Так рассуждает глава семьи, так мыслит ум крестьянина. Вот почему в ответ на вопрос, сколько у него детей, отец-крестьянин назовет лишь число сыновей, дочери в счет не идут.

Так негативное отношение к дочерям, обусловленное патриархальной традицией, перекрещивается с уничижительным отношением к женщине, насаждаемым исламом. Иметь дочерей нежелательно, женщина не имеет души, муж для жены – второе лицо после Аллаха – вот эти три постулата и определяют во многом положение турчанки в патриархальных семьях, где еще крепко держатся за старое.

На низшей ступени семейной иерархии в «большой семье» находится молодая невестка – гелин. Это, пожалуй, самый бесправный и помыкаемый член семьи. Она не может начинать разговор со старшими, не имеет права возражать мужу и его родственникам. Она как бы под тройным гнетом – свекра, мужа свекрови, а иногда еще и кумы – старшей жены. Пока гелин не станет ханым – хозяйкой, жизнь у нее тяжкая. Ее обязанность - работать и рожать детей, в молодой женщине ценится работоспособность и плодовитость. А ханым она может стать, лишь создав собственное хозяйство, выделившись из «большой семьи», или же под старость, когда сама будет бабкой – женой и главой такой же семьи.

Навигация

Вернуться в Архив статей

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот раздел форума просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1