2013/02/11 17:53
Успех караманцев, захвативших в 1308 г. Конью, оказался кратковременным. Вскоре очередная экспедиция монгольских войск под предводительством ильхана Олджайту вынудила караманского бея ретироваться к горам Тавра. Однако само появление туркменских вождей в Конье имело важные последствия: с падением столицы наступил окончательный крах государства малоазийских Сельджукидов. Пресеклась не только династия, правившая в землях Рума, но и перестала существовать в какой бы то ни было форме зависимость правителей бейликов от конийских султанов. Соперничество отдельных эмиров обрело отныне ясно выраженную цель: достижение верховенства над всеми тюркскими владениями в Малой Азии.

На первых порах борьба за сельджукское наследие сдерживалась монгольским присутствием. Однако ситуация в корне изменилась после того, как вместо Тимурташа анатолийским наместником был назначен Шейх Хасан Бозорг. Он мало интересовался происходившим в Малой Азии, передав все дела по управлению своему ставленнику уйгуру Алаеддину Эретна (ум. 1352). А после гибели в междоусобной войне в Иране Шейха Хасана Бозорга (1356) малоазийские бейлики окончательно освободились от всякой внешней зависимости. Эретна еще в 1333 г. объявил себя правителем Румского эялета, превратившегося затем в крупный самостоятельный бейлик. Наряду с ним в 20-30-х годах XIV в. в Центральной и Восточной Анатолии появилось еще несколько независимых княжеств - Джандар, Джаник, Эрзинджан. Несколько позже в районах, прилегающих к северной Сирии утвердились туркменские династии Зулькадирие и Рамазаногуллары, тесно связанные с мамлюкским Египтом. Именно правители этих бейликов, заручившись поддержкой беев Карамана и египетского султана, добились падения Киликийского Армянского царства в 1375 г.

Какова бы ни была ориентация тех или иных эмиров, все они - в силу союзнических отношений, династийных браков неродственных связей - оказались втянуты в борьбу за право считаться преемниками Сельджукидов. Достижение этой цели могло стать первым шагом на пути к бывшей столице Великих Сельджукидов - Багдаду, а иными словами - к утверждению своей власти на мусульманском Ближнем Востоке. Поскольку в соперничество вступали все новые и новые претенденты, оно растянулось вплоть до конца XIV в.

В стороне от борьбы за сельджукское наследство остались лишь княжества, созданные на рубеже XIII-XIV вв. на малоазийском побережье Эгейского моря военачальниками из Ментеше и Гермияна. Их имел в виду византийский автор второй половины XIV в. Никифор Григора, рассказывая об упадке Сельджукского государства. Он отмечал, что "не только сатрапы и люди, отличавшиеся родом и заслугами, разбили между собой царство на множество участков, но и многие из людей незнатных и неизвестных, окружив себя всяким сбродом, взялись за разбой, не имея при себе ничего, кроме лука и колчана".

В византийских источниках начала XIV в. часто упоминается Сасан (Саса-бей), зять Ментеше, действовавший первоначально от его имени. Затем он создал собственный бейлик, захватив в 1304 г. Эфес (Сельчук), Тир (Тире), Бирги и Магнезию (Манису). Примерно в это же время объявил о своей независимости военачальник из Гермияна Айдын, подчинивший себе земли к северу от р. Меандр. Сначала Саса-бей и Айдын действовали совместно, как союзники. Затем их интересы разошлись и начались раздоры, в ходе которых Саса-бей погиб, а победитель присоединил владения бывшего союзника к своему бейлику.

Севернее земель Айдына обосновался еще один выходец из Гермияна Сарухан. На территории Мизии стали хозяйничать наследники Мелика Данышмендида - Калем и его сын Кара-Иса. По имени последнего получил название созданный ими бейлик Кареси. По соседству с ним, в Вифинии, начал свое существование и Османский бейлик, из которого позже выросло Османское государство.

Отрезав владения гермиянских эмиров от территорий, населенных "неверными", новые бейлики взяли на себя важнейшую функцию пограничных уджей, заключавшуюся в ведении "священной войны" за захват владений византийцев и итальянских государств в бассейне Эгейского моря. Именно этим княжествам с 20-30-х годов XIV в. стала поступать и большая часть награбленных богатств "гяуров", сюда же устремился и основной поток пришельцев из внутренних районов Анатолии, желавших влиться в ряды "борцов за веру". К середине 30-х годов практически вся Западная Анатолия оказалась в руках правителей Эгейских эмиратов. Никифор Григора с горечью констатировал, что "варвары заняли земли до самого Лесбоса и поделили их между собой".

Важнейшую роль в жизни приморских бейликов стали играть пиратство и работорговля. Создав, по примеру эмиров Ментеше, собственный флот беи Айдына, Сарухана, Кареси стали причинять большой вред левантийской торговле и населению островов Эгейского моря. Уже в первые десятилетия XIV в. отряды из Эгейских эмиратов стали появляться и на территории Балкан, действуя в качестве союзников отдельных балканских правителей и подвергая местное население жестокому грабежу и насилиям. Ущерб, который несли балканские государства и европейские страны в результате действий тюркских пиратов и наемников, заставил их правителей предпринять совместные ответные действия.

Они нашли свое наиболее полное выражение в организации крестового похода в 1343-1344 гг. с целью отвоевания Смирны (Измира). Этот крупнейший порт на Эгейском побережье Малой Азии был захвачен в 1329 г. айдынским эмиром Гази
Умур-беем, который использовал его как базу для совместных с соседними беями пиратских экспедиций. Никифор Григора назвал его "самым могущественным из сатрапов", отмечая, что он заполонил море своими судами, за короткое время стал хозяином моря и страшной угрозой для эгейских островов, а также для Эвбеи и Пелопоннеса, жителей Крита и Родоса, всего побережья от Фессалии до Византии. По сообщению ал-Умари, правитель Айдынского бейлика мог выставить войско в 70 тыс. конных и пеших воинов.

Крестовый поход против Умур-бея увенчался успехом. Соединенные силы участников Священной лиги - папа Римский, Венеция, Орден госпитальеров - захватили Смирну, была уничтожена большая часть турецкой флотилии. В 1348 г. при попытке вернуть себе Смирну Умур-бей погиб. К середине XIV в. в результате активных действий членов Лиги военный и экономический потенциал Эгейских эмиратов был существенно подорван, заметно снизилась их внешнеполитическая активность.

Навигация

Вернуться в Архив статей

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот раздел форума просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1