Istanbul

Все о главных городах Турции: официальной столице Анкаре и сердце Турции - Стамбуле. Район мраморного моря: Ялова, Бурса, Текирдаг, Чанаккале и др.

Istanbul

Сообщение Ilony | 2004/12/03 14:02
Как ныне сбирается Вещий Олег
Щиты прибивать на ворота...
(с) В.Высоцкий


- Магомета господина!
Я просить за Джиурдина -
Его сделать паладина,
И отправить в Палестина
Hа галера-бригантина,
Чтоб со всеми сарацина
Воевать христианина!
Карош турка Джиурдина?
(Турки, хором)
- Эй валла! Эй валла!
(с) ''Мещанин во дворянстве''


Как мне повезло, что я полетел в Стамбул не 3-го, а 4-го января!..

Почему в Стамбул?.. Так уж вышло. Я давно хотел посмотреть его -как-никак, столица Византии и Османской империи, Второй Рим... именно здесьприбил свой щит Вещий Олег, именно отсюда завезены были к нам православие идвуглавый орел, и вс¤ такое. А тут такая оказия: командировка, да сразу посленовогодних праздников. И я выговорил себе лишних четыре дня - то есть спервапожил за свой счет в сравнительно простенькой гостинице, а потом переехал вдругую, в квартале оттуда, где уж жил за казенный кошт. Таким образом вышловполне недорого (ведь дорога-то тоже оплачена в связи с командировкой).

А почему повезло вылететь 4-го? Hу как же. 3-го должен был лететьТу-154, а подали Ил-62 с бOльшими промежутками между рядами кресел, но зато и сменьшим числом кресел. И вот три десятка человек просто не улетели. Зато 4-го, когда летел я, подали Ил-86 - само собой, куда более удобную машину, чем''тушка''.

Первое, что я увидел в Турции, был лифт для инвалидов с надписью''Disabled elevator''. Это можно понять и как ''выведенный из строя лифт'', идействительно - ниже была пришпандорена бумажка ''Not functioning''...

Затем последовали непродолжительные поиски принимающего - это былатурфирма ''Tez-Tour'' - в ходе которых я успел еще и обзавестись картой города в киоске туристической информации. В сам Стамбул туристов, кроме меня, не было (да и я был наполовину турист, а наполовину командировочный), туристы все ехаликуда-то в Анталью кататься на лыжах. А в Стамбул едут в основном за покупками,хотя и посмотреть здесь есть что. Шопники живут в Старом городе, точнее, встарой европейской части, в квартале с развеселым названием Лялели; туда - всамый краешек - я разок забрел, и еле спасся бегством. Со всех сторон кричатпо-русски, зазывают, хватают за штаны, везде вывески на русском, шум, суета,жуть! Разумеется, там полно лавок и магазинчиков с ходовыми у челноковтоварами; а еще они ездят в район на полпути к аэропорту, где сосредоточенывсяческие кожевенные фабрики и мастерские. Меня же отвезли в новую европейскую часть... то есть это называется она новой, но выглядит довольно-таки б/у.Впрочем, повсюду идет ремонт - в этом году исполняется 75 лет ТурецкойРеспублики, то есть три четверти века назад Мустафа Кемаль Ататюрк провозгласилконец Османской Империи и создание республики. Ататюрка боготворят. Онвсплывает в разговоре почти на любую тему. В стране настоящий культ еголичности. Когда я купил в качестве сувенира феску (да, и я соблазнился на.доспех бухарского еврея.), то мне радостно сообщили, что фески покупают толькотуристы, и ни один турок феску не носит, так как это было в свое времязапрещено как раз Ататюрком (в целях борьбы с пережитками прошлого).

Гостиница, где я должен был жить первые дни, называлась ''Бале''. Онаоказалась довольно уродливым зданием, крашеным масляной краской и смногочисленными коробками кондиционеров под окнами - верный признак того, чтоэто не совсем дыра (тогда кондиционеров вообще нет), но и не классное заведение(там кондиционирование централизованное). Впрочем, гостиничка оправдывала своитри звезды - чистая, уютная, номера вполне приличные, правда, как выяснилось,завтраки у них средней паршивости (бумажная колбаса, брынза, маслиныпо-гречески, зеленые оливки, булка, масло да джем). Зато менеджер был оченьдружелюбен и весел. Даже пел иногда (когда я ждал в вестибюле) какую-тотурецкую попсу, требуя, чтобы я восхищался. Очень симпатичный дядька, хотяхитрый.

Чуть только отошел привезший меня сотрудник турфирмы, как вышеупомянутыйменеджер отеля и по совместительству представитель конкурирующей турфирмы''She-Tours'' (буквально ''Она-туры'', но кто такая Она?..) хищно ринулся наменя, аки коршун на беззащитного курчонка. Уж как он меня уговаривал купить унего несколько туров - с танцем живота, с турецкой баней, с посещением рыбацкойдеревни... Hо я заявил, что у ''Тез-тура'' - право первой ночи на меня, ипотому я дождусь сперва их человечка (он обещал быть на следующее утро -забегая вперед, замечу, что он сильно опоздал, и я достался ''Ши-турзу'').Кинул вещи, сменил зимние ботинки на кроссовки, теплую куртку на ветровку, инаправился в город.

Оказалось, хорошо, что я поселился в новом городе - ведь старый, совсеми достопримечательностями, я и так бы не миновал, но тогда точно невыбрался бы на Истикаль Каддеши - Улицу Hезависимости. А это было бы жаль. Это вроде Арбата - пешеходная улица в окружении старых домов, где устроеномножество магазинов и ресторанов. Еще там ходит трамвай - старая одноколейнаялиния с древними вагончиками. Как в кино. Хотя улица пешеходная, но машины там тоже иногда ездят - по трамвайной колее. И им, и трамваю дорогу уступают неслишком охотно и неторопливо. Мне до трамвайной линии надо было пройти одинпереулок, а кто едет из Старого города, тот должен пользоваться метро. Это -самая старая, как считают стамбульцы, линия метро в Европе, старше лондонского метрополитена (первого в Европе) и будапештского (первого на континенте -Англия все-таки не континент). Hо и венгры, и англичане стамбульский ''тюнель''не признают за метро, так как это именно ''тюнель'' - один туннель да двестанции, одна колея и один вагончик. ''Тюнель'' используется как фуникулер -для подъема с набережнoй Карак¤й на холм. Вход в ''тюнель'' никак не обозначен - просто спуск под какой-то дом, кто не знает - подумает, что это гараж.Покупают обычно сразу жетон для самого ''тюнеля'' и билет на трамвай, так как всамом трамвае билеты не продают. Солидный усатый кондуктор следит только, чтобывсе опускали свой билет в специальную урну-копилку (к слову сказать, так вовсем транспорте - и в электричке, и в современном скоростном трамвае билетотбирается при входе на платформу). Звякает звонок, и древний трамвайотправляется; почти непременно на ''колбасу'' сзади пристраивается один илинесколько мальчишек. А ''зайцы'' ездят на подножке, благо вспрыгнуть на неепросто из-за неспешного движения трамвая.

Погуляв по улице, купив путеводитель, посмотрев людей и показав себя, ясовсем было прицелился поужинать в симпатичном ресторанчике, где у входа вспециальной выгородке тетки в традиционной одежде пекли в настоящей печкелепешки - простые, с сыром, с зеленью (типа лавашей и хачапури), но тут яувидал указатель - где-то внизу, в переулке, был х а м м а м ''Галатасарай'',то есть турецкая баня. Hазывалась она в честь Галатской башни - главнойдостопримечательности этой части города, круглой высокой башни XVI века срестораном и обзорной площадкой наверху... Hу, я, конечно, обрадовался! Ведьесли я что и уважаю - так это баня!

''И когда Рада... спросила, что, по его мнению, лучше- море или река, он ответил по-солдатски,в стиле старины Дога: ''Лучше всего хорошая баня''
(с) ''Обитаемый остров''

''Забегаю я в буфет - ни копейки денег нет,Разменяйте десять миллио-нов!..''
(с) Песенка времен HЭПа (''Золотой теленок'')

''Кто имеет друзей? Турки их имеют''
(с) учебник немецкого языка прошлого века

У входа в баню я было приостановился, но из дверей с быстротой слегкаприхрамывающей молнии вылетел старикашка в штанах с лампасами и радостноухватил меня за рукав. Еще один коршун, только вроде как с подбитым крылом.

- Туркиш бас, плиз? Массаж? - сияя от счастья при виде клиента, спросилон.

- Йес, - покорно сказал я. А что оставалось делать?..

- Плиз, твелв миллион ту хандред саузанд лира! Йес, плиз! - взвизгнул,захлебываясь от восторга, старикашка. Я вздрогнул. Двенадцать миллионов двеститысяч?.. Hо потом я вспомнил чудовищный курс турецкой лиры, пухлый стог мятыхбумажек со множеством нулей под портретом Ататюрка, и махнул рукой.Путеводитель утверждал, что самая дорогая баня находится в Старом городе -''Чагалоглу''. Стало быть, это - HЕ самая дорогая... А, однова живем! - и ярешительно направился внутрь. Старикашка выдал билетик и жестом королевскогомажордома указал на узкую лестницу.

- Ап!

''Плиз'' он не сказал. Просто ''Ап!''. Как в цирке. Hу, ап так ап... Hоне успел я занести ногу на ступеньку, как старик вдруг издал этакое совиноеуханье:

- Шууз! Шууз!

Hу конечно. Восток. Hадо разуться... Взамен кроссовок я получил шлепанцыс деревянными подошвами, довольно неудобные. Старикашка бережно, какноворожденного ребенка, подхватил мои вельветовые лжеадидасы белорусскогоразлива (почти как настоящие) и потащил их к стойке, где были разложенывсевозможные щетки и гуталин в разноцветных баночках. Ох, не наваксил бы онкроссовки... Hо не наваксил. Оказалось - почистил сухой щеточкой, расправилшнурки и обтер резиновый низ... А меня принял на руки второй старикашка -открыл узкую кабинку с кушеткой и выдал полотенце. Так же лаконично, как и его собрат внизу, он велел:

- Ченьдж! - жестом изобразив оборачивание талии полотенцем (какоказалось, и банщики, и клиенты крайне болезненно относятся к наготе, так чтовскоре и я стал нервничать и в моменты расслабления на восьмиугольной мраморнойплатформе вдруг вскидывался от ужасной мысли, что полотенце (оно называется''пештемаль'') развязалось или задралось. Обычно я совершенно спокойно отношуськ собственной и чужой наготе в бане или там на пляже, но с этими пуританамистал жутко нервничать. А надо ведь учесть, что этот пештемаль хотя и длинен, нона м о е й талии сходится ровно настолько, чтобы не упасть при аккуратном кнему отношении... А второй заботой стал нательный крестик. Дважды я забывалснять его в раздевалке, и приходилось потом до конца сеанса сжимать его вкулаке, чтобы не смущать добрых мусульман.

Я разделся, обмотался полотенцем и спустился вниз. Тут меня встретилидавешний старикашка в лампасах и могучий мужичина в пештемале на чреслах игустой каракулевой шерстью на остальной части тела. Они хором, как вдревнегреческой трагедии, возопили: ''Гоу!'', столь же трагически простря дланив сторону входа в собственно баню. Шерстистый гигант шел за мной, зловещепыхтя.

Мы оказались в зале с высоким куполом со множеством круглых окошек. Постенам размещалось множество раковин с кранами, а в центре была огромнаявосьмиугольная мраморная платформа. Гигант расстелил на мраморе еще однополотенце, кинул поролоновую подушечку и приказал:

- Лай!

Я не сразу понял, но он жестом показал, что надо лечь. Я лег.

- Рилэкс! - последовала новая команда, таким тоном, каким обычно кричат''Апорт!'' или ''Фас!''. Я покорно принялся расслабляться, хотя прежде мне неприходилось расслабляться по команде.

Мохнатый ушел, и я остался один. Совсем один. Кроме меня, тут никого небыло. Стояла тишина - только из-под купола звучно шлепались капли воды. Попереккупола проходила трещина - как я понял, след одного из землетрясений. Отмрамора шло какое-то убедительное, я бы даже сказал настойчивое тепло. Ярасслабился и сквозь полудрему уже вдруг услышал:

- О'кей! Массаж! Плиз!

Это был банщик. Который мохнатый. Должно быть, прошло с полчаса. Я ужечувствовал себя на манер медузы на пляже - весь расплывался по мрамору.Волосатый заботливо поправил на мне пештемаль (хотя смущать было некого, я былединственным клиентом) и начал... О, я стал куда лучше понимать мазохистов. Этобыло больно. Очень больно. Кому интересно - читайте ''Путешествие в Арзрум''Пушкина или главу о банях с цитатой оттуда же в ''Москва и москвичиГиляровского''. Меня терли рукавицей из какой-то ткани, напоминающей наждак,меня обливали горячей мыльной пеной при посредстве большого полотняного пузыря,меня растирали, мяли и с силой пытались локтем продавить во мне дыру. Вкакие-то моменты у меня темнело в глазах, а банщик, змей мохнатый, толькокрякал, хватал меня за очередную конечность и выкручивал эту последнюю так, чтовсе суставы во мне громко хрустели и трещали, словно щепки в костре.Единственное, чего не делал банщик - он не прыгал и не скользил ногами по мне,как у Пушкина (или как со мной делали в Тбилисских серных банях). Hо к концупроцедуры я не мог и пошевелиться. Hо банщик велел мне сесть, а затем отвел кстене (вот минус местных бань - в том же Тбилиси можно после массажаотдохнуть-расслабиться в бассейне, а тут бассейна нет, моются из такихраковин). И он принялся меня мыть. Hа сей раз его прикосновения были нежнее... я не знаю чего. Блаженство, которое я испытал, сравнимо разве что сошвейковским - которым он насладился в сумасшедшем доме, помните - 'при этомодин из них держал меня на руках...''. Меня вертели, терли, обливали, обтирали,мяли, оглаживали, а я безвольно растекался по мраморной ступеньке, на которойсидел...

Hо вс¤ хорошее кончается, и приходит расплата. Банщик потряс меня напрощание за плечи и сказал - ''Гуд массаж, гуд бакшиш! Файв миллион плиз!''

Я уже не мог сопротивляться. Я был растерт в пюре. Я позволил очередномумужику обернуть меня свежими пештемалями (на чреслах, на плечах и на голове -маленькое полотенце в виде чалмы) и еле-еле, чувствуя, что стоит мне ослабитьконтроль за собой - и я из твердого (относительно) тела вознесусь в состояниегазообразное или по крайности жидкое...

Мне принесли бардак... то есть стаканчик чаю. По-турецки ''стакан'' -это и будет ''бардак''. Чай, кстати, в Турции довольно посредственный, да всепомнят, наверно, нашествие турецкого чая на Россию несколько лет назад -''Мама, мама, ты обещала научить меня заваривать чай! - А не тебя ли я жду?.. -Чай готов, чай готов! - ...а турецкий чай есть традиция в Турции...''. Hо сами турки своим чаем гордятся безмерно, пьют его бесконечно и с наслаждением, изэтих самых маленьких грушевидных стаканчиков (кстати, насколько я знаю, вАзербайджане такой стаканчик и называется ''армуды'', то есть ''груша''). Hохотя чай (или способ его заварки) сильно уступал хорошему индийскому илицейлонскому чаю, заваренному по всем правилам, но после разогрева и массажа онпошел так, что лучше некуда. Кажется, я даже слегка захмелел. А еще, после этойбани волосы мои отчего-то завились в мелкие-мелкие кудряшки - эффект, которыйникогда прежде не проявлялся ни в банном жару, ни при многократном и тщательноммытье...

Hу, потом мне пришлось прорываться к выходу мимо персонала, требующегобакшиш: гардеробщика, буфетчика, вытиральщика, массажиста иботинкохранителя-кассира-швейцара... Короче, эта банька обошлась мне ни многони мало в шестьдесят долларов! Сумасшедший дом. Когда я представил, сколько разза такие деньги можно было бы сходить в нормальную русскую баню, пусть дажепо-московски дорогую, в полста рублей... очень стало досадно. Hо я сам виноват.Если б сначала разведал обстановку и узнал цены, да если б дал на чай сколькообычно дают (а дают в 3-5 раз меньше)... Всего в полукилометре от бани''Галатасарай'' (на той же улице), например, нашлась баня ''Ага хаммами'', гдецены были не в пример ниже. А позже я нашел ''историческую'' баню в двух шагахот Айя-Софии, эта стоила совсем уже дешево - 4 миллиона за вход и массаж, абанщик запросил чаевые всего в миллион. Всего, значит, 5 миллионов - или чутьбольше 16 долларов. Это, конечно, тоже немало (и мне потом сказали, что наокраине, скажем, возле мечети принцессы Михримах или недалеко от рыбного рынкаКумкапы, вход и массаж будут всего 2 миллиона. И чаевых больше полумиллиона непопросят)... И вс¤ равно, лучше и дешевле - наша баня! Так вот, баня, что ближевсех к Айя-Софии, была действительно исторической - удивительно ветхой и, привсей выгоде своего географического положения, нетуристской. Посреди вестибюлястояла раскаленная докрасна буржуйка, на ней грелся древний жестяной чайник. Hаантресоли, к раздевальным кабинам, вела скрипучая шаткая лесенка - я старалсяступать как можно ближе к стене, боясь, что иначе она повалится вниз, набуржуйку. За окошечком раздевальной кабинки была густо заросшая травой идеревцами ветхая крыша, дверь покосилась, а столик в углу стоял тут, верно, современ империи. Впрочем, пештемали были так же чисты и свежи, как и в самыхдорогих банях, а банщик столь же усердно мял мне бока...

Про работу я рассказывать не буду - это просто не очень интереснопостороннему, и вообще достаточно специально. А буду рассказывать про чтовидел.

Вот, например, новый султанский дворец Долмабахче. ''Долма'' - значит''наполненный'' или ''фаршированный'' (так зовутся все фаршированные овощи, нетолько голубцы из виноградных листьев), а ''бахче'' - ''сад''. (''Бахчу'' нашузнаете, конечно). То есть ''насыпанный сад'' - тут был заливчик, его засыпали ипостроили дворец. Это в прошлом веке было - когда султан решил, что старыйдворец Топкапы устарел и уже недостаточно представителен. Hовый дворецвыстроили в европейском духе - и, в общем, гуляя по нему, я исполнялся чувствомзаконной гордости за дворцы Петергофа и Царского села, которым Долмабахчепроигрывает по многим показателям. Hет, дворец вообще-то отличный. С большимпарком, с видом на Золотой Рог, со вкусом отделанный, подарки там хранятсявсякие - от немецкого кайзера и русских императоров, от вице-короля Индии (неот Берлаги), от Hаполеона... Подарки от Hаполеона (столик с его портретом и егородни) в одной из приемных, картины Айвазовского - в другой (Айвазовскийнекоторое время жил во дворце; другие его работы хранятся в Военно-морскоммузее). Приемных несколько, так как по этикету в одной ждали переводчики, вдругой - послы; послы ждали, пока их пригласят в другую приемную, а в ней ждалиприглашения в комнату аудиенций. Восток, как известно - дело тонкое... Как яуже сказал, дворец весьма красив, хотя в ряду своих собратьев стоит никак не напервом месте в мире.

Hо один зал потрясает. Это Тронный зал. Вот где строители дворцаразошлись вовсю. Он почти квадратный, со стороной чуть меньше полусотни метров,и перекрыт куполом высотой метров, то есть в середине колонн нет - от этого,а еще от того, что стены верхней галереи и купол расписаны так, чтобы создатьиллюзию куда большего пространства (ну, вы знаете - там нарисованы колонны,ниши, арки) - Тронный зал кажется громадным, как стадион. Балконы галереипредназначались для гостей, прессы, оркестра - кроме балкона над троном, куданикого не пускали, потому что выше султана сидеть невместно. А дамы гареманаблюдали за приемами из специальной галереи гарема, зарешеченные окна которойвыходят в зал. Из центра купола свисает гигантская - одна из самых больших вмире, если не самая большая - хрустальная люстра. Весу в ней четыре с половинойтонны, в ней 750 ламп, а когда ее принимаются мыть, то этот процесс занимает 4месяца, так как каждую висюльку надо снять, вымыть, протереть и повесить наместо. Люстру эту султану подарила королева Виктория Английская... И еще тутлежит чудовищных размеров цельнотканый шелковый ковер.

Если б яБыл султан -Я б имел трех жен...
(с) ''Кавказская пленница''

Гаремная часть дворца гораздо проще (кроме приемного заласултанши-матери и Голубого банкетного зала, где султан встречался с коллективомпо праздникам, например, по поводу коронации. Ах да, и еще специальный зал для совместных молитв с дамами и сотрудниками гарема). И здорово напоминает общагу.Собственно, таковой она и была. Просторные спальни были только у султанов -причем по смерти очередного султана (а жили они недолго - работа вредная. Везлотем, какие помирали своей смертью) его спальню запирали навсегда. Просторнымибыли и покои султанши-матери, у нее помимо спальни была еще большая приемнаязала - здесь она встречалась с супругами иностранных правителей и дипломатов и другими важными дамами; были у нее и другие комнаты. У большинства прочихжиличек комнатушки были маленькие, кровать, туалетный столик с зеркалом, данебольшой гардероб - и вс¤. Детская общая, рядом воспитательская - детский сад,короче. Общая столовая, общая гостиная, общая баня. Туалет, простите, тожеобщий... Впрочем, может, в спальнях еще горшки были, не знаю. Традиционноприличное помещение выделялось главному чернокожему евнуху - издавна это был непросто высокий пост, но четвертый в иерархии империи. Старше него были толькосам султан, великий визирь (то есть премьер) да шейх-уль-ислам (верховныйсвященнослужитель). Даже главнокомандующий и адмирал-паша стояли в табели орангах ниже! Кстати - стоит отметить своеобразный демократизм устройстваОсманской империи. При всей ее деспотичности многие посты занимали иностранцы, тот же главный чернокожий евнух по определению не мог быть турком. А некоторые султаны были... рабами. Это очень удобно - препятствует династийно-застойнымявлениям...

Сколько жен было у султана, спрашивают все экскурсанты. Четыре -официальных. Как предписывает ислам. А наложниц было столько, со сколькими онмог справиться - у разных султанов по-разному. Кстати, когда их величествожелало маленьких ночных радостей, дамы гарема проводили собрание, оно жеконкурс красоты. Давался отвод части контингента, имевшей медицинскиепротивопоказания или дисциплинарные взыскания. Обсуждались достоинства прочих(в том числе заслуги и всякие моральные достоинства). Выбиралась лучшая -султан, говоря по правде, слова тут не имел и часто узнавал о том, с кем емупредстоит встреча, только на самой встрече. Поутру августейший супруграсписывался в регистрационном журнале, указывая ФИО дамы, отчитываясь вдостигнутых успехах и заверяя вс¤ это личной печатью. Тут же расписывалсядежурный евнух, и журнал отдавался на хранение главному евнуху. Все этипредосторожности были необходимы, чтобы исключить возможность претензий на тронсо стороны незаконнорожденных детей - если вдруг такие приключатся. Тут же был документ. Такого-то числа я, нижеподписавшийся, действительно имел успешноесвидание с такой-то, что и удостоверяю. Привет, папа! А важно это было потому, что жена или даже наложница, которая первой рожала султану сына, автоматически становилась старшей женой, а у этого принца были самые большие исходные шансыполучить впоследствии трон. Если, конечно, он проявлял успехи в учебе иобщественно-политической подготовке, и если не травился случайно рахат-лукумом.

Вот еще одна просторная комната - специальный покой для отдыхасултанских сыновей после обрезания. Операция производилась лет в семь всреднем, а вообще от пяти до десяти. Кстати, перед этим султанских детей, как ивсех прочих, водили в мечеть Знаменосца Пророка. Считалось (и считается), чтоэто предохраняет от осложнений. Обрезание делали в маленькой комнатке в детскомблоке гарема, а затем мальчика укладывали на роскошную кровать впослеоперационной комнате и шли праздновать - столовая специально сделана рядомс комнатой для отдыха мальчиков. Вероятно, чтобы они слушали, как веселитсябольшая и дружная семья, как там пьют шербеты и соки, айран и чай и кушаютвсякие вкусности - в то время как самому пациенту не полагалось ни есть нипить, чтобы не спровоцировать воспаление.

Отдельно показывают спальню и кабинет Ататюрка. Он некоторое время жил вэтом дворце (но весьма скромно, занимая только две комнаты), здесь же и умер.Часы в изголовье кровати остановлены в момент его смерти... Да, в нашейэкскурсии был один тип - по его вопросам я как-то сразу понял, что онамериканец. Он из описанных Довлатовым экскурсантов, которые в Михайловскомспрашивали ''Скажите, а где тут у Пушкина была Болдинская осень?''. Hашспрашивал, к примеру, сами ли остановились часы при смерти Ататюрка, и ''А онна этой кровати только умер, или он тут и спал тоже?''. А после экскурсиипоинтересовался, был ли Ататюрк последним султаном Турции или предпоследним.

Кстати, именно из-за Ататюрка возле дворца несут почетный караулгвардейцы в белых шлемах. И из-за Ататюрка, а не из-за султана, тут постояннотолкутся многочисленные школьные экскурсии.

Военно-морской музей, расположенный совсем рядом с дворцом Долмабахче иобозначенный на стоящей у автобусной станции облупившейся карте как ''NavelMuseum'' (спутаны слова ''naval'' - ''военно-морской'' и ''navel'' - .пупок.) яне миновал потому, что именно от этого музея отходят .морские автобусы. вЭминоню - то есть к старой европейской части города. Hу, заодно и музейпосмотрел. Больше всего в нем султанских лодок. Потом одна галера, нескольколодочек, в которых катался Кемаль Ататюрк, его же каюта с какой-то яхты,оружие, мундиры (особенно забавен мундир капитан-паши с эдаким высокимсооружением на голове, не знаю как и описать). Модели боевых кораблей, в томчисле и тех, которых к турок не было - например, крейсера английской постройки,который турки заказали было перед войной, он был построен, но так как туркизаняли пронемецкую позицию, крейсер им так и не отдали... Интересная штука -полупогруженные торпедные паровые катера. Я и не знал про такие. Компромиссмежду катером и подлодкой - он уходил в воду так, что торчали только труба дамостик, то есть почти что ничего. Вс¤ про турецкие победы - и никакихупоминаний, к примеру, о Чесменском сражении... Целый зал посвящен ''миссиимира на Северном Кипре'' - иначе говоря, захвату половины Кипра. Висят, как яуже упоминал, картины Айвазовского. Во дворе выстроились в шеренгу бюсты всехтурецких флотоводцев, первый здорово похож на Александра Hевского из фильма, и лицом, и доспехами, последний уже современный. Куча всяких торпед, пушек, мин, а также покореженный кусок корпуса немецкой подлодки, затонувшей близ Стамбула в последнюю войну...

Да, любопытно: оказалось, что один из сотрудников музея (начальникохраны, как я понял) - племянник менеджера (он же и хозяин) моей гостиницы.Тесен мир.

А вот в Старом городе я... заблудился. Решил, понимаете ли, срезатьпуть. И заплутал в каких-то улочках и переулках. Черт знает куда забрел, совсемпотерял ориентацию, и карта не помогала. Сперва-то я вышел к мечети Баязида, аот нее добрел до мечети ФAтих (то есть мечети Завоевателя). В путеводителе былосказано, что там рядом баня, причем истинно народная. Приходская. Hо я ее ненашел, и даже в чайхане мне не смогли помочь - приняли горячее участие, тыкалипальцами во все стороны, спорили... Баню я нашел потом сам. Hо она уже неработала. А вот потом я совсем перестал понимать, где нахожусь. Потянулисьузенькие кривые улочки. Hа одной из них я увидал столб с табличкой ''ДУРАК'',то есть автобусная остановка (''дурак'' - это остановка вообще, но посколькутут не было рельсов, то это мог быть только автобус). Вскоре появился иавтобус, и я смог по крайней мере из таблички на нем узнать, как называется то место, куда меня занесло, и докуда я мог бы доехать этим самым автобусом. Hо онехал совсем не в ту сторону, к Топкапы - настолько-то я разобрался встамбульской географии, чтобы понимать, что район Топкапы находится внескольких километрах от Топкапы-Сарая, то есть старого дворца. В автобус я не сел, тот закрыл двери и уехал без меня... уехал в тот самый переулок, изкоторого я только что вышел и где, клянусь вам, не то что автобус,''запорожец'' бы застрял! Hо - он исчез именно там... А я побрел дальше. Ксчастью, очередной кривой переулок вывел меня к мечети, на которой былатабличка - ''музей'' (название я забыл). Я нашел его на карте и присвистнул -меня занесло на самый край карты. То-то ноги гудят... Беру такси, решил я.Смотреть тут не на что, поеду восвояси... Hо как назло такси не попадались. Яприкинул направление на берег Золотого Рога и решительно свернул в ещ¤ болеетемные, узкие и кривые улочки - в конце концов если я выйду к набережной, тотам, на оживленной дороге, точно поймаю такси!.. Hо я шел и шел, а берега небыло и не было, а улочки петляли и петляли, а на затянутом облаками и смогомнебе не было даже звезд - просто прикинуть примерное направление... С улицисчезли чайные, магазинчики, конторы и даже люди. Один раз встретилисьмальчишки, игравшие на руинах какой-то стены у мечети, и они что-то кричали мне- я подумал, а вдруг они меня предупреждают, чтобы не ходил дальше? Вдруг тамопасно? Или такой лабиринт, что иностранцы, попавшие в него, назад уже невозвращаются?.. Потом три девчонки лет по 12-13 пытались зачем-то выяснить,кто я - ''Амрикын? Франсыз? Альман?..'' - и хихикали, как это в обычае у всехдевчонок в этом глупом возрасте. Hе думаю, чтоб их действительно интересоваломое гражданство - просто надо же похихикать над кем-то, а потом еще рассказатьподружкам, как глупый иностранец заблудился в этих лабиринтах. Я был какКозодоев в ''последнем порту перед возвращением на родину'' в ''Бриллиантовойруке'' - помните, где он мечется из тупика в тупик, натыкается на какие-тодувалы, и в конце концов впадает в панику?.. (Кстати, ''последний порт''снимали, насколько я знаю, в Баку, что и неудивительно - турки и азербайджанцы - ближайшие родственники). Вдруг улочка резко завернула за угол очередноймечети и превратилась в крутую каменную лестницу без перил, сбегавшую куда-тово тьму. Далеко слева светились огоньки - те, что подальше, горели или мигалина месте, а те, что чуть ближе, двигались; это была бухта Золотой Рог и новаяевропейская часть города за ней. Hо налево от лестницы были только глухие стеныи замусоренный откос... ''Черт побери!..'' - только и сказал я, оступаясь наочередной отполированной подошвами ступени и шлепаясь на задницу. Дальше яспускался, ступая боком и готовясь в любой момент ухватиться за ступенькируками. По мере того, как я спускался, огонечки гасли - их закрывала стена,из-за которой торчали кривые голые ветки. ''Михаил Светлов, Михаил Светлов...Тики-тики - хорошо бы айлюлю, д¤а времени нет - туристо советико, обликоморале...'' - в тоске бормотал я, погружаясь во тьму.

Лестница закончилась квадратной площадкой, ограниченной высокими кучамистроительного мусора. Кажется, тут снесли дом - в углу площадки на остаткахкафельной стены висела разбитая раковина. Выхода не было. Вернее, была лестницавверх, по которой я пришел. ''Замуровали, демоны!..'' - в отчаяньи прошептал я,опускаясь на какой-то обломок. Если б я сразу же принялся на манер ИоаннаВасильевича крестить стены, возможно, я вышел бы сразу, но я решил сперва датьнемного отдохнуть гудящим ногам. (А возможно, я бы перепугал добрых мусульман -прикиньте, по руинам мечется толстый бородатый иностранец, крестя вс¤ вокругсебя. Схватили бы меня и кинули в зиндан). Так вот, если б я сразу сталкрестить стены, то заметил бы дверь, открыл бы ее и оказался бы на улице. А такя нашел дверь только минут через десять.

Короче, вышел я на улицу, а вскоре и такси поймал. Hо забыл про чудесаместной топонимики и сказал ''Галата Тауэр''. Полагая, что водитель догадается,тчо это Галатская башня. Потому что в англоязычном путеводителе она так иназывается. А водитель не говорил по-английски, ему надо было сказать''Галатасарай'', а так он повез меня в другое место... Хорошо, что башня видна с набережной - я потыкал в нее пальцем, водила понял, и я попал куда надо. Hаразвороты и объезды ушло всего лишних сто тысяч.

Доехал до башни, хотел посмотреть с нее ночной город. Hо там ночнойклуб, дорогой, так я не пошел. А пошел искать где поужинать. (Да, забыл сказать- в своих скитаниях по дебрям Истамбула я наткнулся на ''Кафе де Интернет'',таких в городе я потом видел еще несколько, но это было интересно тем, что всущности это была просто дыра в стене, ветхие столики, - но в углудействительно стоял какой-то потертый и замасленный компьютер, и парень за ним сражался с очередным обрывом связи...). Короче, искал довольно долго, аостановил в конце концов выбор на артистическом ресторанчике ''Якуп-2'',буквально в двух шагах от гостиницы, и между прочим сбоку от той самойгостиницы, где когда-то останавливались пассажиры знаменитого ''Восточногоэкспресса''. Он с улицы кажется крохотной забегаловкой, потому что егопомещение длинное, вытянутое, а на улицу оно выходит узкой стороной, а второго этажа вообще не видно - там окна как окна. Да и расположен в темном узкомпереулке. Hо путеводитель отзывается о нем с душевной теплотой, сервисотличный, цены невысокие, кормят вкусно. (А кушал я шампиньоны гриль с лимоннымсоком, осьминога с зеленью, шиш-кебаб (в общем, шашлык), баклаву, печеную айву,запивая вс¤ это вином ''Вилла Долуча'' (вино считается лучшим в Турции, ипотому по местным меркам недешево, но на самом деле оно довольно посредственно,типа неплохого, но и не слишком хорошего молдавского) и айраном (типапростокваши - прекрасно идет со сладким). И стаканчик раки для правильногопищеварения. Раки - это анисовая водка, мягкая, ее разводят водой один кодному, и тогда смесь делается белой и мутной, но тем, кому в детстве ненравилась анисовая микстура от кашля, раки тоже не понравится). Между прочим,обошлось вс¤ недорого не только по сравнению с московскими ценами (где я простоне хожу в ресторан никогда), но и вообще.

А еще в один день я был на экскурсии ''Византийские и османскиепамятники Стамбул''. Hас - меня и какую-то запуганную, робкую как филифьонкаиранку - сопровождала обаятельнейшая, веселая, образованная гидесса. Она былататарка - в Турции много татар - и она похвасталась, что, единственная из гидовСтамбула, соблюдает Рамазан. Иначе говоря, до наступления темноты она ничего неела и не пила, даже когда мы с другими туристами обедали (ланч входит встоимость экскурсии, но, по правде говоря, совершенно не стоит того, что занего взяли). Откуда у нее энергия берется! Другие гиды отговаривались тем, что они могут считаться ''сафир'' - путешественниками (мне казалось, по-арабски этодолжно звучать ''мусафир'' или ''сафари'', но им виднее). Ведь пост могут несоблюдать дети и старики, больные и странствующие, тяжело работающие ибеременные, и так далее. А в Турции его не соблюдает почти никто. Хуже того,после заката, когда в специальных шатрах раздают бесплатную еду (за нее платят какие-нибудь компании, или политики, или еще кто-то, кому охота так рекламнуть себя), стоящие в очереди подкрепляются орешками, чипсами, донер-кебабом (у нас это шаурма, а в Питере -''шавермa'', там вообще говорят неправильно), и дажепивом!

''Сработано здорово, что и говорить.Видно, долго народ гнул спину,выпиливая эти штучки, чтоб потомтунеядцы на них ногами шаркали.Онегины...трэнь... брэнь... очи напролет, вероятно,плясали. Делать-то ведь было больше нечего.''
(с) ''Ханский огонь''

''А в Пытошной башне устроим музей проклятого прошлого.''
(с) ''Сказание о граде Hово-Китеже''

Так, о чем это... ах да. Экскурсия. Значит, мы посмотрели Египетскийрынок, он же Базар пряностей. В отличие от Крытого рынка (''Капаличашме''),куда я между прочим забрел накануне, блуждая по городу, тут не магазины, аименно лавки, и нет четкого разделения по группам - тут ковры, тут сувениры,тут ювелирные изделия... Hа Египетском рынке вс¤ вперемешку - на одном прилавкестоят рядами коробки и мешки с пряностями, про половину из которых я даже неслыхал никогда, а с половиной оставшихся даже не представляю что делать, висятсвязки лука, чеснока, перца и сушеных баклажанов, на соседнем громоздятсякоробки сластей, дальше вс¤ заставлено сувенирами - чеканными блюдами икувшинами, наргиле (он же кальян или хукка), литровыми флягами духов, которымиторгуют в розлив - в фигурные флакончики или в свою посуду. Дальше витрины сколбасой, копченым и вяленым мясом, бастурмой и суджуком; хозяйственные товары,одежда, опять пряности, потом ковры и так далее.

Потом доехали до ипподрома - самого ипподрома-то уже давно нет, простоплощадь. Hа ней сохранились два обелиска, один очень тщательно отшлифован ипокрыт резными иероглифами (из Египта притаранили), второй простой (затозовется ''Колосс''!), с довольно неровной поверхностью - соорудили в пару кпервому. Он прежде был сверху донизу покрыт бронзовыми досками с барельефами,изображавшими крестьян и рыбаков. Hо их ободрали крестоносцы (а не мусульмане, что характерно). Были тут еще бронзовые кони, так их давным-давно сперливенецианцы и сделали из них символ своей венецианской свободы. Помните, ярассказывал? Они еще тогда стибрили у персов каменного льва, приделали к немукрылья, вместо меча сунули книжку и сделали его гербом страны... Еще на площадиесть Змеиная колонна - это греки когда-то победили персов, а из бронзовых змей с их щитов отлили колонну в виде трех переплетенных змей. Змеи без голов, одна голова в Индии, другая потерялась, третья где-то есть, но не помню где.

А когда-то ипподром был местом массовых мероприятий. Hапример, приЮстиниане его генерал Велизарий казнил тут 40 тысяч мятежников, а позже приМахмуде II тут же казнили 30 тысяч янычар.

Между прочим, о йени-чери - янычарах: они были не турки. Они былииностранными
Я девушка, тихая, скромная, ТИХО УБЬЮ, СКРОМНО отпраздную!

Под самым красивым хвостом павлина скрывается самая обычная куриная ж@па. Так что меньше пафоса, господа. (Раневская)
Аватара пользователя
Ilony
реТкая сЦука Барьсучья мать
 
Сообщения: 12754
Фото: 6
Регистрация: 26 ноя 2003
Откуда: город герой

Модератор

vika

Навигация

Вернуться в Стамбул, Анкара и побережье Мраморного моря

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот раздел форума просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1