USER_AVATAR
Appolinarrcik!
 
Сообщения: 54
Регистрация: 23 сен 2005
Бонусы:
Блог: Просмотр блога (9)
Архивы
- Февраль 2009
(без заголовка)
   2009/02/07 01:35

+ Октябрь 2008
+ Сентябрь 2008
+ Июнь 2008
Поиск в блогах

(без заголовка)

Appolinarrcik! 2008/10/06 18:40
Эпизод второй "Стамбулец." А был март, дамы и господа, гряла весна и обновление, так сказать. Познанное в теории требовало практического примера. Около месяца где-то в моей онлайн жизни появился некий высокомерный брюзга из Стамбула, (таких в общем было полно) зачем-то настойчиво нуждавшийся в восполнении своих пробелов о Питере. Дружелюбие, уважение и элементарная вежливость у субъекта отсутствовали, он прерывал разговор на той неоконченной ноте, на каковой аллергия на интернет особенно донимала его. Естественно, все это не доставляло мне ни малейшего удовольствия.Однако в середине марта раздался телефонный звонок, за коим последовала встреча в пятницу вечером с целью *Позакомиться перед последующей экскурсией по Питеру в воскресенье*. Молодой человек приехал поработать а заодно и мир поглядеть, по крайней мере один из его живописных уголков. Встреча состоялась в "Пицце Хат" на московской.Это была темная сторона солнца. У вас существует определенное понятие о стране, в которой вы побывали 3 раза, все это 3хразовое отцвело в ваших глазах пышным цветом и умерло. И тут вы набредаете на самородок (не подозревая, однако, что на темной стороне такие самородки - булыжники для мостовой). Восторг! Селим был самородок. Его отец родился в том же греческом городе, что и Ататюрк, Его мать была потомственная стамбульчанка (вероятно, еврейка), в их семье было трое сыновей, Селим был средний. Во всем его облике было столько *породы*, сколько вообще можно себе представить. Он был среднего роста и худощавого (но не слишком) телосложения. У него были рыжевато русые (!) абсолютно прямые волосы, чуть достающие плечи, кораллово розовая *европейская* кожа, натянутая на длинное узкое лицо, внимательные блестящие карие глаза чуть навыкате, острые треугольные губы,и потрясающий тонкий, гнутый дугой породистый нос. На Селиме было шоколадное замшевое пальто и белый шарф. Селим садился кладя ногу на ногу. Селим закончил Стамбульский технический университет, который закончила большая часть правящей касты современной республики, поступив туда с количеством баллов на едином государственном вступительном ровно в два раза превышающим количество баллов требуемое в самый лучший из университетов Анатолии; и закончив, соответственно, с красным дипломом. Селим успел к своим 24м годам поработать в Америке и стать самым молодым специалистом в фирме, куда его специально пригласили главным инженером. Разумеется, он читал Достоевского и хотел бы взглянуть на этот район города. Еще он хотел бы сходить на знаменитый балет. Разумеется, он читал Кортасара. Селим был Дева. Селим был Стамбульский интеллигент. Манеры у него были идеальные (и куда только они девались в интернете?), взгляд был холодным и пространным. Что мне сказать в свое оправдание? Он был первый живой стамбулец, которого я наблюдала воочию в тот момент времени, когда Стамбул занимал все мои мысли днем и ночью. У него был живой подвижный ум и саркастическое чувство юмора (так кстати похожее на мое). Меня абсолютно не интересовали прогулки под луной, ношение на руках, поцелуи на эскалаторе и прочие прелести тесного общения с мужчиной - я наелась этого добра с Робином. Кстати о Робине. Достаточно было одного разговора "За сигареткой" с Селимом, при котором весьма часто употребляемы были фразы "Вот именно!", "Так то оно так, если б не было все иначе", "Я вижу эту проблему в свете политическом" и проч., что бы я осознала, не перенесу даже одного вида простодушной и примитивной улыбки бывшего бойфренда. Я не была влюблена в Селима, просто он был нормальный образованный человек (из тех, которые желали со мной общаться), а Робин был недоразумением. Я наплела ему какую-то историю с отъездом в Петрозаводск на постоянное обучение и маму к этому делу умалила. А тем временем... Мы побывали в Петропавловке, мечети, Эрмитаже, Исакие, Казанском, Районе Достоевского и Мариинке. На площади искусств и в музее иженерии. Пушкине, Павловске. Я рассказывала историю города в тех подробностях, каковые делают из жителя города экскурсовода, тешу себя надеждой, хорошего экскурсовода. Мы разбирали все особенности петровского, екатерининского времени. Человек он был пытливый и задавал вопросы. Что же это выходило? Я познавала Питер заново, я строила какие-то Чукуровские мосты между Питером и Стамбулом. Обновление, познание - вот что захватывало! Попутно я старалась выяснить, является ли Селим правилом для Стамбульчанина или исключением. В рамках его фирмы все-таки исключением. Презрительно кривя губы, Селим называл своих сослуживцев АБАЗАми, ограниченными, тупыми, склочными, интриганами. О существовании меня в его жизнедеятельности он скрывал тщательно, до такой степени, что если мы замечали его коллег в ресторане нашего района (а жили мы в одном районе), мы спешно ретировались огородами. Сам он аргументировал это как попытку оградить себя и меня от грязных разговоров и подозрений. О Боже мой! Видели вы когда-нибудь турка, рассуждающего о *грязных разговорах и подозрениях*? Посмотрите, это умилительно. Что такого было в его коллегах? Они конечно в Эрмитаж не ходили. Они ходили по клубам и ресторанам, цепляли дев. Некоторые, возможно, были таки разок в этом самом Эрмитаже и подцепили одну деву на весь срок. Чем они отличались от нас, в нашем аристократическом презрении? Возможно, ничем. Меня позабавила история Селима, приключившаяся с ним в первый же день его пребывании в крохотной гостиннице недалеко от аэропорта. Его сосед, с которым у них была одна ванна на двоих, привел к себе проститутку, а она, соответственно, вышла из ванной не в ту сторону. Увидев молоденького, беленького и чистеньго вьюнашу она шаловливо предложила свои услуги со скидкой. Забавным в этой истории было то, как Селим ее рассказывал - его трясло от возмущения! Ибо не мальчик он, но муж, если бы ему СРОЧНО понадобилась женщина, он бы ее нашел, а марать свое белое тело о грязную уличную девку??? Да не приведи Аллах! Нда. Это при том, что был он, естественно, мало верующий. Селим пил пиво Миллер не больше 2х бутылок за вечер. Ничего крепче не потреблял. От ракы его мутило, водку он даже пробовать не стал. Сослуживцы иногда вытаскивали его в клуб, воображаю, чем он там занимался. Танцевать дабы привлечь внимание - было выше его достоинства (да и танцевал он, скорее всего, не очень хорошо) Пить он много не пил. Допустим находилась для него какая-нибудь дева. Воображаю, как он на ухо ей начинал толкать ей что-нибудь очень остроумное, а она не могла расслышать. Селим не хватал девушек за руки. Он никогда не допускал лишних прикосновений, берег свою нежную кожу быть может? Для того чтобы подвинуть меня с края тротуара, он кончиками пальцев толкал меня между лопаток в пальто. Его взгляд никогда не задерживался на любой девушке дольше приличного. Мы говорили о девушках (нравы, сходства-различия). При этом почти всегда всплывала некая Арзу из Измира, остальные измышления были настолько умозрительными, что становилось ясно - у товарища в личном багаже насчитывался только один экземпляр. Надо же дожить до 24 с одной девушкой в биографии и не свихнуться на почве сексуальной неудовлетворенности! Положительно, этого человека было за что уважать. И положительно было за что уважать Турцию, если в ней еще имеются такие субъекты. Как еще он меня обогатил? Памука он не любил, из-за презрения к излишней поэтике и недостатка смысла. Вообще в плане эстетического восприятия был у него пробел, науку он любил, остроумие он любил, философию он боготворил, но балет его в итоге не вдохновил, да и в эрмитаже его скорее поржали особенности архитектуры, чем полотна. Итак, поэтичностью он не страдал, курдов, Эрзурумцев и Карсцев презирал как деревенщину - а посему был к Памуку равнодушен. Я извлекла из его айпода большое количества качественного арабеска, СОАД, 1 альбом Думан  и 1 Айна. Я втягивалась в Думан как в водоворот, это тяжелое, тягучее, безумное... Пожалуй, я даже влюбилась в эту музыку больше, чем могла влюбиться в нашего доморощенного аристократишку. Что касается аристократишки, то тот, надо полагать, как следует изучив меня, поняв, что я *на уровне*, что в определенном(не мусульманском конечно, а каком-то его личном) смысле чиста, решил меня соблазнить. Ибо сколько бы он ни был интеллигентом и философом, он был прежде всего турком, чего мне ни в коем случае нельзя было забывать, а я забыла. Ну и поделом мне. Чего хватило для моего покорения?  Подробного научного анализа стихотворения Суная Акына (которое я специально принесла показать как мое любимое турецкое) "Одиночество". Где это он понабрался литературоведения черт знает. Я - филолог. Я была сражена. А поскольку я была сражена на диване у него в комнате, далее последовало музыкальное знакомство с суфийским неем на ноутбуке. Я писала по суфиям семестровый курсовик по философии! Я вообще мистик по натуре. Я была в трансе. Далее была разыграна в лицах финальная сцена из Амели. Меня не стало. Замечали ли вы, что влюбляясь, чувствуя первое прикосновение человека, в которого вы влюбляетесь, возникает ощущение исчезания, стирания с лица земли? Чиорт, все так пошло, бесславно закончилось. Впрочем, он продолжал просвещать меня, привозил фильмы, которые мы разбирали по косточкам. И все таки я не ученый и не философ, эстет я, гребаный эстет. А ему не понравился Нури Бильге Джейлан. А для меня он стал любимым режиссером. Его возмущала моя растущая привязанность к группе Думан, ибо она конечно хорошая группа, но зачем же стулья ломать? А я ломала, я безумствовала. Мы не сошлись темпераментами. Кроме того, что общего у тяжелого рока и поэтического Нури Бильге? Вот именно, ничего. Я кроме всего прочего еще и двойная. Непонятная, стихийная, исступленная. Я осмеливалась его ударить. Я осмеливалась его обажать. Я осмеливалась брызгать желаниями во все стороны. Это его утомляло, он стал избегать меня. Ну что ж? Летом я съездила в Стамб без него (об этом отдельный разговор), осенью я поняла, что растеряла даже те крохи его ко мне уважения, что имели место быть и прикрыла лавочку. Это не было так легко. Он был человеком - сочетающим в себе все надежды, что я подавала на Турцию. После него, произошло крушение рая. Больше никогда я не впадала в моногамию, простите за откровенность. Я любила Турцию безумно, впитывая в себя все, что можно впитать. И это едиственный объект, на сегодняшний день, который удовлеряет мою любовь по всем статьям. Объект, прямо скажем, не лучший. За изучение его недостатков я тоже основательно принялась. "Место влюбленности занимает любовь тогда, когда познаны все недостатки, познаны, прощены и приняты."
Изображение

Комментарии

Appolinarrcik! 2008/10/13 00:20
Чиорт - перечитываешь и все равно понимаешь - пошло. Примитивно. Беспозвоночно.
Изображение
USER_AVATAR
Appolinarrcik!
 
Сообщения: 54
Регистрация: 23 сен 2005
Бонусы:
Блог: Просмотр блога (9)